22 миллиона за эфир с Навальным?


Россия может потерять еще одно независимое СМИ. Журналу The New Times грозит огромный штраф, означающий разорение и закрытие.

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов сообщил в своем Телеграм-канале, что мировой суд оштрафовал журнал The New Times на 22 млн рублей за «несвоевременное предоставление сведений в Роскомнадзор». Своим мнением о ситуации с «Росбалтом» поделился адвокат The New Times Вадим Прохоров.

— Вадим, за что именно такой штраф?

 — Пару лет назад в закон о средствах массовой информации ввели норму о том, что СМИ должны отчитываться за так называемые иностранные источники финансирования, под которыми понимаются не только чисто иностранные компании, но и иноагенты. В частности, иноагентами были признаны несколько фондов Дмитрия Зимина, который является российским бизнесменом. Его фонды действительно имели отношение к финансированию журнала в свое время.

Вместе с тем в статью 19.2 закона о СМИ ввели корреспондирующую ей статью 13.15.1 КоАП об астрономическом штрафе. Если редакция не проинформировала либо несвоевременно проинформировала о наличии таких источников, что одно и то же с точки зрения закона, она должна заплатить штраф. В случае с The New Times это 22 миллиона.

— Откуда такая сумма?

 — Информация о финансировании за второй и третий квартал 2018 года у нас указана. Нам инкриминируют несвоевременное предоставление сведений за период со второго квартала 2017 года по первый квартал 2018 года. Фактически, это год функционирования журнала, почему такая сумма и набралась. Хочу подчеркнуть: обвинение не связано с тем, что хоть один рубль был сэкономлен или что-то украдено. Просто несвоевременное информирование.

Читайте также:  Между ложью и паранойей

Проверку прокуратура начала по запросу депутата от «Справедливой России» Рыжака, ветерана ФСБ, к которому обратился некий гражданин. В результате проверки составили постановление о возбуждении административного производства. В конце сентября 2018 года этот материал подали в мировой суд № 367. 26 сентября судья Шведова вынесла законное и обоснованное решение о возвращении материалов, которые касаются в основном 2017 года, в прокуратуру, потому что все сроки по ним вышли.

Верховный суд говорит, что срок давности — три месяца с того момента, когда издание должно было предоставить сведения о финансировании. Это есть в постановлении пленума Верховного суда от 23 марта 2005 года о применении КоАП и в недавнем обзоре практики за 2018 год. Так, за второй квартал 2017 года сведения должны были подать до 11 июля 2017 года, за третий квартал — до 10 октября 2017 года, за четвертый квартал — до 10 января 2018 года. К этим датам нужно прибавить срок давности для привлечения к ответственности — три месяца. По последнему инкриминируемому нам деянию — за первый квартал этого года — сроки привлечения к ответственности истекли 11 июля. За прошлый год они истекли давным давно.

Читайте также:  Стали известны подробности переброски российского спецназа в Ливию

Прокуратура решение Мирового суда обжаловала, и материал лежал в Тверском районном суде. Но 22 октября прошел эфир Евгении Альбац с Алексеем Навальным. Достаточно откровенный получился разговор. И буквально на следующий день после эфира, к вечеру, нас вдруг начинают искать, чтобы известить о заседании апелляционной инстанции суда. С правоохранительными органами, с участковыми, с телеграммами — только Росгвардии не было. На 25 октября назначили рассмотрение жалобы прокурора.

В четверг, то есть вчера, я пришел в Тверской районный суд, в апелляционную инстанцию — к судье Затомской, которая известна тем, что в январе 2011 года заставила не вполне молодого Бориса Немцова с больной спиной несколько часов стоять во время слушания дела. В этот раз Затомская очень быстро вернула дело в мировой суд.

Здесь начинается самое интересное. Рассмотрение дела в апелляционной инстанции закончилось в 13:30, а на 16:30 было назначено новое заседание мирового суда по рассмотрению этого самого дела. Мне лично не известно ни одного случая, чтобы в один день такое провернули — ни с Навальным, ни с Немцовым. Я думаю, даже наш Верховный суд уделит этому внимание.

Читайте также:  За рубежом оценили шансы на выживание флота США при блокаде России

Ни меня, ни Евгению Альбац надлежащим образом не уведомили — нас не было на заседании. Сегодня около трех часов дня я поехал в мировой суд, чтобы выяснить, что происходит. И узнал, что вчера в наше отсутствие прошло заседание при участии помощника прокурора, на котором журнал оштрафован на астрономическую сумму — 22 млн 250 тыс. рублей. Это, по сути, означает его принудительное закрытие.

— Что вы намерены делать дальше?

 — Мы, конечно, считаем, что в данной ситуации есть политическая составляющая. Хотелось бы, чтобы кто-нибудь привел хоть один пример из практики, когда после суда второй инстанции суд первой инстанции собрался бы в тот же день — через три часа. Я думаю, что такого не было ни разу в жизни ни у кого, даже у нашей оппозиции.

Конечно, мы подадим апелляционную жалобу — опять же, в Тверской районный суд. Попадет оно по территориальному принципу все к той же судье Затомской. Ее позиция мне понятна. Дальше — Мосгорсуд и Верховный суд.

У нас есть надежда на Верховный суд, который прямо говорит, что по данной категории дел сроки давно вышли. И, конечно, если мы не найдем правды — не вполне уверен в этом — обратимся в Европейский суд. Думаю, он даст делу надлежащую правовую оценку.

 


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  68.00
 76.76
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Фрэнсис Фукуяма: Против политики идентичности
Это позор: новые конфузы войск НАТО, решивших «запугать» Россию
Активизация переговоров
Нужны ли России старики?
ООН на развалинах глобализации
Новости дня России и мира 2018 · © ·Все права защищены Наверх