«Цифровая полиция» действует за рамками закона


Сбор данных на неблагонадежных граждан противоречит норме Конституции о политическом многообразии

О новых вызовах конституционному праву граждан на свободу мирных собраний говорится в докладе портала «ОВД-инфо» и проекта «Рефорум». Помимо классических проблем вроде непропорционального насилия со стороны полиции и необоснованных задержаний теперь против активистов уличных акций применяются плоды технологического прогресса и цифровизации.

Стремительная цифровизация госорганов, в том числе правоохранительных, обостряет проблему неконтролируемого сбора и хранения данных об участниках протестов, преследования активистов благодаря этим данным становятся все более массовыми, указывается в докладе. Упоминается в документе и такая технология, как сплошной мониторинг соцсетей «для выявления и привлечения к ответственности потенциальных смутьянов» и удаления той или иной информации с различных интернет-ресурсов.

В начале этого года после протестных акций столичная полиция массово посещала или вызывала для составления протоколов об административных нарушениях людей, чье предполагаемое участие установили по камерам или кого обвиняли в «организации» несогласованной акции путем публикации сообщений в соцсетях, говорится в документе. Широкое распространение получила фото(видео)съемка оппозиционеров, которая ведется силами правоохранителей в штатском либо с помощью городских систем видеонаблюдения. К тому же во время проведения согласованных протестных акций их участников обязывают проходить через рамки металлодетекторов с установленными на них камерами.

От задержанных демонстрантов в отделах полиции теперь часто требуют пройти процедуру фотографирования и дактилоскопирования, хотя это и не предусмотрено Кодексом об административных правонарушениях. В случае отказа, утверждают правозащитники, людей «заставляют силой» или угрозой ее применить. По информации «ОВД-инфо», после задержаний участников протестной акции 21 апреля 2021 года в Петербурге полиция требовала провести дактилоскопию как минимум в 28 отделах, фотографирование – в 24. Также задержанных проводили через анкетирование: они должны были указать свой рост, вес, цвет волос, татуировки, место работы и т.д. Правозащитники настаивают, что были случаи, когда от некоторых граждан также требовали указать уникальные идентификационные коды телефонов (IMEI).

Читайте также:  Свидетель по делу MH17 заявил следствию, что не видел «Бука» под Снежным

В докладе поясняется, что систему распознавания лиц вроде не могут применять в случаях с административными правонарушениями, но делается это чуть ли не повсеместно. При этом процедура не урегулирована законом совсем.

Негативные последствия от вмешательства в частную жизнь, настаивают правозащитники, несоизмеримо выше общественной опасности, которую предполагают административные правонарушения. Сбор личной информации делает человека уязвимым, приводит к проблемам с учебой или работой. Ситуация же в стране сложилась такая: административные преследования оппозиционных активистов превратились в обыденное явление, суды ежегодно выносят им штрафы на сумму в десятки миллионов рублей, госучреждения увольняют сотрудников за участие в протестах, а вузы пугают студентов отчислением.

Цифровую часть своего доклада правозащитники завершают предложением о законодательном урегулировании применения средств слежения, видеонаблюдения, распознавания лиц и мониторинга соцсетей. Их использование с целью «ограничения реализации политических прав» вообще следует запретить: «Результаты применения таких мер должны считаться недопустимыми доказательствами в делах по привлечению к ответственности в связи с акциями. Системы распознавания лиц не должны применяться в случаях производства по административным правонарушениям». По мнению экспертов, для примера нормативного упорядочения можно взять позицию Конституционного суда, запретившего оперативно-разыскные мероприятия в делах об административных правонарушениях.

Читайте также:  «Яблоко» сообщило об аресте своего кандидата за портрет Путина в нацистской форме

В докладе справедливо ставится вопрос о необходимости на уровне закона отрегулировать использование средств слежения, видеонаблюдения, распознавания лиц и мониторинга соцсетей, считает член президентского Совета по правам человека Александр Брод. И это особенно актуально в нынешних условиях, когда персональные данные россиян слабо защищены: регулярно наблюдается утечка этих данных, в том числе и в открытый доступ, они попадают в руки недобросовестных распространителей рекламы, мошенников, используются для шантажа, нарушения политических, трудовых прав. Роскомнадзор в сфере защиты персональных данных практически бездействует, суды подобные дела не любят, волокитят и в редких случаях ограничиваются мизерными компенсациями, подчеркнул эксперт. Также Брод напомнил, что уголовная ответственность за разглашение персональных данных есть, она регулируется ст. 137 УК РФ, которая, правда, является «спящей». Между тем сведения об оперативно-разыскной деятельности и частной жизни сотрудников правоохранительных, контролирующих органов теперь защищены специальным законом. «Конечно, необходимо законодательно ужесточить ответственность за нарушения в сфере персональных данных, но не думаю, что под эту ответственность будут попадать силовые структуры, ведущие надзор за политически неблагонадежными», – констатировал собеседник «НГ».

«Похоже, у нас совершенно забыли об ограничениях и запретах, установленных законом в отношении сбора и использования персональных данных граждан. Понимаю, что у нас государство совсем не правовое, но все же, опираясь на конституционные принципы, нужно указывать на эти ограничения и настаивать на них», – заявил «НГ» доктор юридических наук, член Московской Хельсинкской группы Илья Шаблинский. Внешность человека, его физиологические особенности – это биометрические персональные данные, которые можно обрабатывать только при наличии согласия человека, причем письменного, – это ст. 11 соответствующего закона. Исключения в нем есть, но они тоже перечислены конкретно, это закрытый перечень: решения судов, случаи, предусмотренные законом об обороне, о противодействии терроризму, о борьбе с коррупцией и некоторые другие. На эти нормы должностные лица и должны давать точные ссылки. Но в законе нет никаких оснований, связанных с привлечением к административной ответственности, подчеркнул правозащитник. «Полицейским не нравится, когда какие-то активисты занимаются сбором их персональных данных? Но и полиция не должна творить в этой сфере произвол. А то оказывается, что контроль за участием граждан в политических мероприятиях связан с обработкой информации об их политических взглядах. А политические взгляды – это специальная категория персональных данных, которая законом охраняется особенно тщательно», – напомнил Шаблинский. И если полиция начинает обрабатывать биометрические данные в целях составления списков «неблагонадежных», то это и нарушение базового закона, и подрыв конституционного принципа «политического многообразия», поскольку в реальности на оппонентов власти таким образом оказывается давление.


 Курсы валют
Курс ЦБ
$  73.14
 86.99
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Петербург теряет статус объекта всемирного наследия ЮНЕСКО?
Кто пишет доносы на идейно «неправильных» журналистов, артистов и активистов
Кто ответит за Россию перед ее народом?
Валентин Катасонов: Президенты – борцы с вакцинацией умирают. Кто следующий?
Долги россиян за ЖКХ готовятся передать коллекторам
Новости дня России и мира 2021 · © ·Все права защищены Наверх