Квартирный «МММ»: деньги ваши — жилье наше


Россия — богатая страна. У наших полицейских дома деньги даже в сейф не помещаются, приходится их в коробки из-под обуви складывать. У обычных граждан тоже есть накопления. Не миллиарды, правда, а жалкие тысчонки. Копят их на самое необходимое — на еду и жилье. Но и на эти кровью и потом заработанные копейки со всех сторон тянутся руки всякого рода Остапов Бендеров, которые осваивают все новые «относительно честные способы отъема денег у населения».

И вот — очередной. Этакий квартирный «МММ», называемый потребительским ипотечным кооперативом. О том, как в него попасть, написано везде и всюду. А вот как оттуда выйти… В настоящий кошмар превратилась после кризиса жизнь членов кооператива «Строим вместе».


фото: Из личного архива

Несчастные, обманутые члены кооператива объединились и ходят по инстанциям в поисках правды.

Пенсионерка из Новосибирска Лидия Брюшкова (75 лет) вступила в кооператив в 2008 году. Сегодня, в 2016-м, она стала бомжихой. ПИК «Строим вместе» по суду выселил пенсионерку из ее единственного жилья — однокомнатной квартиры в подмосковном Орехове-Зуеве. Всю жизнь женщина моталась с мужем-военным по дальним гарнизонам. Муж умер, единственный сын погиб, Лидия Ивановна осталась одна. Бывшая сноха — вдова сына — уехала жить в Москву из Новосибирска и уговорила бывшую свекровь перебраться к ней поближе. Лидия Ивановна продала свою трехкомнатную квартиру в Новосибирске, часть денег отдала невестке. А оставшихся 600 000 на покупку квартиры не хватило.

Тогда она и обратилась в паевой кооператив. Взяла у него на покупку этой несчастной «однушки» 600 тысяч рублей. Выплатила за 6 лет 850 000. Но, когда доллар скаканул вверх, правление «Строим вместе»… пересчитали все выплаты в доллары.

Кооператив — это не банк и не подчиняется строгим правилам ЦБ. Руководство прописало себе в уставе право менять правила во время игры — увеличивать процентные ставки для членов кооператива, если несчастный пайщик замешкался с выплатой, начислять ему штрафы — да буквально все что угодно. Поэтому, когда рубль рос в цене, они считали выплаты в рублях, а как упал, тут же перевели все в у.е. Где уж старушке с ее пенсией справиться с 415 долларами в месяц, да еще и по курсу 70!

Расплата за одолженные 600 000 рублей получилась очень высокая — 3 600 000 (первый взнос — 600 000 + 850 000 выплаченных за 5 лет + стоимость самой квартиры около 2 миллионов рублей)! И главное — бабушка потеряла крышу над головой. У нее нет прописки, нет родных и близких.

— Если вы продали мою квартиру, то верните хотя бы первоначальный мой взнос! — плачет старушка. — Нет, не возвращают! По их документам я должна чуть ли не миллиард. Я даже вещи свои забрать не могу. Из-за всех этих переживаний у меня случился инсульт. И мне пришлось лечь в больницу — до этого я жила на осадном положении: практически не выходила из дома и дверь никому не открывала. Но здоровье сдало, и пока я лежала в госпитале, мою квартиру отобрали окончательно. Половину моих пожитков выкинули, а половина осталась там. Меня не пускают ничего забрать. Где наше государство? Где полиция? Помогите мне кто-нибудь!

Лидия Ивановна оказалась на улице. Какое-то время снимала угол на окраине Москвы, отдавая за него половину пенсии. Сейчас ее приютили дальние родственники из Новосибирска. Но это временно. А дальше что? Улица?


фото: Из личного архива
За эту крошечную комнату пайщица ипотечного кооператива в итоге должна больше 11 миллионов рублей.

Привет из 90-х

Кооператив — слово какое-то постсоветское. Но оно себя оправдывает, так как методы работы со своими членами у его правления абсолютно из лихих 90-х.

— Как только ты перестаешь платить, тебя сразу ставят на счетчик, — рассказывает преподаватель Московской финансово-юридической академии Светлана Алиева. — Первый и второй месяцы неуплаты — плюс 20%, третий — 50%, четвертый и дальше — 100%. Итого за год неуплаты набегает больше 900% от задолженности! Что это, если не рэкет? Интересный факт, что эти деньги у них по документам называются не штрафы, а «дополнительные членские взносы». Светлана купила с помощью кооператива комнату в Москве. О том, как это происходило, она может рассказывать часами, постоянно добавляя, что была бы она в то время юридически грамотнее, такого бы не произошло.

— Это был 2008 год. Я живу в Москве с 1977-го, и все по съемным квартирам и комнатам. Работая на нескольких работах, мне кое-как удалось скопить сумму в 700 000 рублей. Решила, буду брать комнату. Хоть и не отдельная квартира, но все-таки что-то свое. В банках мне в ипотеке все время отказывали: во-первых, на коммуналки не очень-то дают кредиты, а во-вторых, у меня формально не было постоянной работы. В институте я работаю внештатным преподавателем, и договоры со мной работодателем заключаются на год. Вот и пришлось мне обратиться в кооператив.

Читайте также:  Почему у некоторых людей отсутствует инстинкт самосохранения?

В те годы реклама кооператива «Строим вместе» крутилась по всем федеральным телеканалам. Интервью с председателем Дворяшиным мелькали в газетах и журналах. Вот он здоровается с мэром Москвы Лужковым, вот ужинает с губернатором Громовым. А сколько у него грамот и медалей от государственных деятелей за заслуги перед отечеством — не счесть!

— У меня даже мыслей не возникало, что это все не под эгидой государства, кооператив тогда презентовали как участника государственной программы «Доступное жилье», — вздыхает Светлана.

Условия предлагались шикарные — 3–5% годовых, никаких справок, типа 2НДФЛ, деньги выдаются без задержек сразу, как только находится подходящее для покупки жилье. Также всем членам обещалось дружеское отношение, взаимопомощь и поддержка. Типа, «мы не банк, мы просто объединение людей, желающих друг другу помочь». Как не клюнуть на такие условия? А тем более банки не дают кредитов, а жить-то где-то надо.

— Я поехала в офис кооператива, — продолжает Светлана. — Однако там объяснили, что обещанные рекламой 3% — это только для тех, кто уже давно состоит в кооперативе и регулярно платит взносы. Для новеньких же условия несколько другие. Но сотрудница меня уверила, что, вступая, я могу рассчитывать на помощь и поддержку. Так как все тут друг другу товарищи и действует кооператив по принципу советской кассы взаимопомощи. Она спросила, какая сумма у меня есть, что я хочу купить, за сколько, и в итоге предложила два варианта — за определенную сумму помочь мне оформить ипотеку в банке или воспользоваться средствами кооператива. Если кредитоваться у них в рублях, то ставка — 10,9% годовых. Я, конечно же, выбрала второй вариант. При этом несколько раз уточнила — в рублях будет кредит или в долларах? Меня заверили, что в рублях, а то, что в документах значится какое-то «РУЕ», так это так называемая расчетная условная единица, это чисто внутренняя, как меня заверили, валюта, чтобы удобнее и проще было считать. «Вот станете нашим членом и все увидите. Наше ноу-хау: уставные документы показываем только членам кооператива», — заверила она меня.

Светлана ушла из офиса «Строим вместе» окрыленная. И уже на следующий день повезла к ним свои кровные. После работы, вечером, зимой, быстрее навстречу такому долгожданному собственному жилью.

— Не успела я зайти, как та самая сотрудница Людмила Балантаева отправила меня в банк. Идите, говорит, кладите деньга нам на счет, а я пока подготовлю договор. Ну я и побежала. Как теперь выяснилось, такая схема — сначала деньги, потом договор, стандартная для «Строим вместе». По возвращении из банка мне дали договор, и я обалдела от того, что там было написано. Во-первых, не 10,9%, а 16,9%. И, главное, не в рублях, а в долларах. А в то время самые невыгодные условия у банков по валютной ипотеке были 11–12%. Я возмутилась и сказала, что не буду подписывать такой грабительский договор. И спросила, когда я могу забрать свои деньги. До этого милая и приветливая, эта Людмила тут же сменила тон: «Вот когда будут деньги, тогда и дадим, и не рассчитывайте сразу на всю сумму, будем выплачивать по чуть-чуть в течение нескольких лет, а если не устраивает, то идите в суд». Я испугалась ужасно. Но тут эта девушка опять изменилась и стала уговаривать и убеждать, что «не переживайте, мы вам поможем, купим вам комнату. Я позвоню, договорюсь, чтобы вас принял председатель кооператива и изменил вам условия договора на рублевый заем». Короче, уболтали меня, и я подписала этот договор. Да и куда было деваться, если деньги-то мои теперь у них?

Перспектива остаться без желанного жилья пугала Светлану сильнее грабительских процентов. Ну а как кооператив «заботится» о своих членах, Светлана узнала тут же. Риелтор организации беспардонно вмешивалась в процесс выбора комнат, срывала сделки, всячески пыталась уговорить купить их варианты. Чуть что не нравится: «Сейчас исключим вас из членов, а там уж пусть суд разбирается». Попасть на прием к председателю — нереально.

— Выберете не то, что мы предлагаем, — исключим вас. Не подпишите нужную бумажку — исключим». Вот такой у них разговор. Кое-как через полгода я все же купила комнату. Самый ужасный вариант из всех возможных — 9 квадратных метров в пятикомнатной коммуналке. Цена — 2 миллиона рублей, то есть кооператив мне добавил 1 миллион 300 тысяч. Я въехала и стала платить взносы. Рассчитали мне все в долларовом эквиваленте, что-то там хитрили, выкраивая последние копейки. Но тем не менее я на все уже согласилась. А буквально через два месяца началась свистопляска: когда доллар падал, ежемесячный взнос фиксировали в рублях. Ну а когда доллар стал расти, то тут же все пересчитывали в долларах.

У Светланы остались эти письма:

Читайте также:  Полиция Иркутска проводит проверку по подложенной бизнесмену голове свиньи

«Настоящим уведомлением потребительский ипотечный кооператив «Строим вместе» сообщает Вам, что в связи с длительным падением номинала расчетной условной единицы (как и положено, у любого «МММ» должны быть свои деньги, в данном случае некие РУЕ. — «МК») по отношению к единственному законному платежному средству на территории РФ — рублю, Правлением КИ (кооператива. — «МК»)… в соответствии с Уставом КИ принято решение о перерасчете части паевого взноса, подлежащего погашению членами КИ…»

И приписочка такая внизу: «Согласитесь, непонятна ситуация, когда, к примеру, для приобретения Вашей квартиры кооперативом было привлечено 100, а в связи с происходящими не по вине кооператива валютными колебаниями платите только 80. Откуда кооператив возьмет недостающие 20, чтобы отдать кредиторам?»

Примерно то же самое было написано и разослано всем членам, когда доллар вдруг стал расти. Тут же всем все пересчитали.

— Я все платила, покуда могла. Продала даже фамильные украшения — подарок родителей. Но когда мой ежемесячный взнос вырос до небес, я попросила все-таки выполнить первоначальную просьбу и оставить мне все расчеты в рублях. Но меня и слушать никто не стал, просто послали куда подальше.

На сегодня Светлана перечислила кооперативу 3 миллиона 57 тысяч рублей. То есть больше, чем в два раза, занятой суммы.

— Но с меня требуют еще почти 7 миллионов. То есть за те 1 300 000 я должна им 11 миллионов. Как только я перестала платить, на меня подали в суд. Вот жду, когда выселят из комнаты.

Согласитесь, неплохой относительно честный способ отъема денег у населения. Остап Бендер бы позавидовал ловкости. И что удивительно, согласно законодательству РФ, способ действительно честный.

— Деятельность потребительских кооперативов довольно слабо урегулирована законодательно — только в общих чертах, — комментирует юрист, кандидат экономических наук Андрей Акулов. — Термина «Потребительский ипотечный кооператив» в законодательстве вообще нет. Это дает широкое поле для махинаций. Они действуют на основании своего устава, который написан специально под себя. В уставе сотни обязанностей для пайщиков и всего несколько обязательств перед ними для кооператива. С экономико-юридической точки зрения это отношения фазендейров и рабов. Я очень подробно изучил все документы. Кредитные по сути договоры именуются у ПИК членскими. Документы составлены так, что размеры итоговой процентной ставки определить тяжело даже юристу, так как они замаскированы под так называемые членские, вступительные, паевые, дополнительные взносы и разбросаны по договорам, соглашениям, дополнительным соглашениям. После того как член этого кооператива обнаруживает, что размер ставки значительно выше, чем та, которая была обещана, ему тут же указывают на устав. А там написано, что вступительный взнос (около 10 тысяч долларов) ему возвращен не будет. Естественно, испуганные и юридически малограмотные люди под таким давлением все подписывают. Самое поразительное — в членском договоре прописано, что подсудность всех споров между ПИК «Строим вместе» и его членами возможна исключительно в Головинском суде Москвы. Закон это позволяет. Очень удобно, вопрос только для кого! Не хотелось бы думать о коррупции, и нельзя это утверждать, но ситуация с вынесенными решениями в пользу ПИК «Строим вместе» довольно странная. 99% решений выносится в пользу кооператива. Именно по решению Головинского суда отобрали квартиру у пенсионерки Лидии Ивановны Брюшковой. И у других пайщиков тоже: у Натальи Калугиной (решение уже вступило в законную силу, и кооператив скоро приступит к ее выселению), у Алиевой вынесено, но еще не вступило в силу, как показывает практика, вряд ли апелляция его изменит. У Александра Кима дело еще пока рассматривается…

Сейчас к юристу каждый день приходят все новые члены «Строим вместе». Сколько их, сидящих на грабительском счетчике? Судя по информации Дворяшина: «С нашей помощью миллионы семей смогли купить себе жилье».


фото: Из личного архива
Информация с официальной страница Головинского районного суда по делам ПИК «Строим вместе». Как видите, в основном все решения в пользу кооператива.

«Утром деньги — вечером стулья»

Есть и вовсе парадоксальные случаи. Елена Еркина, отдав первый взнос в размере 442 000 рублей, получила бумажку о том, что квартирой может лишь пользоваться. А в собственность недвижимость перейдет ей только после того, как она выплатит кооперативу всю сумму.

— Я работаю продавцом, муж водителем. Мы, чтобы вложиться в кооператив и приобрести свое жилье, продали нашу «трешку» в Саратовской области. ПИК «Строим вместе» в итоге нам с мужем добавил 1 миллион 600 тысяч рублей. Но самое удивительное, что квартира в итоге оказалась не в нашей собственности, а в собственности кооператива. Нас успокоили и объяснили, что так положено, раз наш первоначальный взнос оказался меньше 30% от стоимости. Но вы, типа, не переживайте, вот выплатите все, тогда сразу же на вас и переоформим. В итоге за этот 1 миллион 600 тысяч мы уже выплатили кооперативу 4,2 миллиона. И еще 3 должны. И квартира до сих пор не наша.

Читайте также:  Судебные приставы получат право задерживать должников по алиментам

Семья исправно платила ежемесячные платежи, сначала сумма была в рублях, потом, после кризиса, с них стали требовать другую — 1000 долларов. И только тогда Еркины обратились к юристу.

— Оказалось, что Еркины живут в этой квартире по договору передачи в пользование (даже не аренды или найма), — комментирует адвокат. — То есть здесь двойное, тройное, четырехкратное обогащение — кооперативу принадлежит и квартира несчастного члена, и его платежи на ближайшие 10 лет. Так еще и услуги ЖКХ оплачивали несчастные пайщики, хотя по закону кому принадлежит квартира, тот и оплачивает. Стоит ли говорить, что, чтобы их выселить, даже в суд идти не придется. Это в чистом виде спекуляция — тоже, к сожалению, ненаказуемое деяние по настоящему Уголовному кодексу.

Целевая аудитория клиентов кооператива — самые незащищенные, юридически неграмотные слои. А сети расставляются умело: взаимопомощь и сладкие обещания, доверие, демонстрация «грамот» и связей с высшими эшелонами власти. Как в них попал полковник запаса, опытный офицер, прошедший Афганистан, Александр Александрович Ким, он и сам до сих пор не понимает.

— Я просто обратился в кооператив за помощью в получении ипотечного кредита в банке. По разным причинам мне везде отказывали, хотя зарплата у меня была не маленькая и белая. И вот я заплатил ПИК «Строим вместе» за то, чтобы они мне поспособствовали. Гарантии, конечно, они давали 100%, но в итоге и их банк отказал. Но теперь-то я понимаю, что уже был у них на крючке, так как ненасытный кооператив знал, сколько у меня есть денег, я же сам им все рассказал. Может, и отказ из банка, куда они меня направили, не случайность? Не успел я повесить трубку после звонка из банка, как мне тут же набрали из кооператива. Не расстраивайтесь, говорят, мы вам поможем, у нас проценты даже ниже.

А дальше — стандартная схема. В итоге за свою двухкомнатную квартиру в Жуковском, которая стоила на момент покупки 3 850 000, он выплатил уже 7 500 00 рублей.

— Когда настал кризис, пошли все эти долларовые счета, и я платить перестал, меня завалили штрафами так, что я должен теперь кооперативу вообще немерено. Через полгода меня вызвал к себе Дворяшин и говорит: «Давайте разойдемся с вами по-хорошему, вы отдаете нам квартиру и начинаете жизнь с чистого листа. А иначе мы все равно отберем ее у вас по суду, так еще и должны останетесь». Я, естественно, отказался, и кооператив подал на меня иск в суд — что я им должен 6 миллионов 429 тысяч рублей. Если меня заставят выплатить эти деньги, моя квартира обойдется мне в 15 миллионов рублей. Это просто лохотрон!

Что удивительно, ежегодно кооператив рассылает отчет о финансовой деятельности своим членам, в нем, как и положено, сплошные минусы.

— А где же все эти миллионы? — недоумевает Наталья Калугина.

Наталья попала, как и все. Отдала кооперативу не только все свои деньги, но и квартиру в родном Моздокском районе пришлось продать. Но конца расплаты даже не видно. Я у них взяла 1 600 000 и уже выплатила 3 200 000. И должна еще 4 100 000. Уже вынесено решение суда. Вот так. И живу при этом не во дворце, а в хрущевке-«однушке». Что будет дальше — неизвестно, ведь платить мне нечем, и ПИК уже получил решение суда об отобрании у меня квартиры. Я хотела вернуть хотя бы первоначальный взнос. Ага, где там? Возвращать мне ничего не собираются.

Все истории как под копирку. И бедные нищие платят, платят и платят… Как и где теперь искать им защиту — непонятно. Пайщики «Строим вместе» объединились и записали видеообращение к Путину. Видел ли он его, неизвестно.

Сегодня от красочного и многообещающего сайта в Интернете не осталось и следа. По телевизору рекламу тоже больше не крутят. А поисковик выдает только скромную страничку с парой телефонов. Я позвонила, чтобы поинтересоваться, можно ли еще вступить в ряды членов ПИК. Но на том конце провода сообщили: «Звоните позже, сейчас все в отпуске».

— Возможно, ПИК сейчас переуступит всех своих пайщиков кому-нибудь вместе с долгами, — предполагает юрист Андрей Акулов причину возможного отпуска всего правления кооператива. — Мы обратились в суд, но кабальность договора доказывать очень тяжело, наши суды довольно неохотно удовлетворяют такие иски. Понятие ростовщической ставки в нашем законодательстве отсутствует, также слабо урегулирована и деятельности подобных объединений. Мошенничество также доказывать в этом случае тяжело, так как договор подписан сторонами, квартира приобретена, а то, что ставка в 6 раз превышает обещанную, к сожалению, не является мошенничеством. Перед тем как отдать свои деньги, всегда внимательно читайте договор. Если не предоставляют все документы, кормят обещаниями, не дают фотографировать, выносить их из офиса и звонить юристу, сразу разворачивайтесь и уходите.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  59.27
 69.67
Биржевой курс
$  0
 0
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Убийцу «пьяного мальчика» отпускают на свободу
Следователь подал к соучастнику убийства Немцова иск на 100 тысяч рублей
Годовщина «дела Улюкаева»: что известно о предполагаемом преступлении экс-министра
Федор Конюхов отправится на Северный полюс в 2018 году
«Гитлера бы не было, если бы не большевики»
Новости дня России и мира 2017 · © ·Все права защищены Наверх