Однополчанка Космодемьянской: она всегда задерживалась в тире


Едва ли не самая знаменитая героиня Великой Отечественной – Зоя Космодемьянская. 29 ноября исполнилось ровно 75 лет со дня ее трагической гибели. Корреспонденту «МК» удалось накануне этого печального юбилея встретиться одной последних ныне здравствующих однополчанок Зои – Маргаритой Паншиной.


фото: Александр Добровольский

Маргарита Паншина

О Космодемьянской написано много, однако до сих пор возникает путаница в определении ее «военной профессии». В публикациях Зою называют то разведчицей, то партизанкой… На самом же деле она была участницей одной из разведывательно-диверсионных групп, которые активно забрасывались через линию фронта в немецкий тыл во время битвы за Москву.

Эти группы, состоявшие из комсомольцев-добровольцев, готовили и направляли на задания в в/ч 9903 – диверсионном отделении Разведотдела штаба Западного фронта, которым с августа 1941-го командовал майор Артур Спрогоис.

Вплоть до начала 1990-х все сведения об этой воинской части особого назначения были засекречены. Так что на протяжении всех советских лет в фильмах, книгах и статьях, посвященных Зое Космодемьянской, она и ее группа представлены были как бы существовавшими «сами по себе». На самом же деле в то время в «хозяйстве Спрогиса» специалисты-офицеры, служившие там, организовали подготовку и отправку в неприятельский тыл десятков таких разведывательно-диверсионных групп. Причем едва ли не половина личного состава в них – представительницы слабого пола.

Массовый набор комсомольцев в «спрогисовскую» часть проводился по линии горкома, обкома и даже ЦК ВЛКСМ. Желающих оказалось несколько тысяч, и каждый из них проходил строгий отбор на специально созданной комиссии. Космодемьянская пришла сюда на собеседование, получив рекомендацию Октябрьского райкома комсомола Москвы. Однако Спрогис и его коллеги поначалу эту девушку забраковали.


фото: ru.wikipedia.org
Зоя Космодемьянская

Артур Карлович впоследствии вспоминал: «Зоя была слишком юной, хрупкой и… красивой. Представьте – появляется такая в населенном пункте, занятом врагами. Естественно, у немцев сразу проснется интерес. В наши планы такое не входит. Но Зоя оказалась настойчивой. Она осталась на ночь возле нашего кабинета. Твердо мне заявляет: «Хочу воевать за Родину». Вздохнул я и зачислил Космодемьянскую…»

Маргарита Михайловна Паншина, тоже включенная в состав в/ч 9903 осенью 1941-го, неоднократно участвовала в диверсионно-разведывательных вылазках. Их боевые пути с Зоей не пересекались, однако во время учебы «на диверсанта» Маргарита Михайловна несколько раз оказывалась на тренировочных занятиях вместе с будущей легендарной героиней войны.

– Конечно никто тогда не мог догадываться о том, какой подвиг совершит вскоре эта девушка, – рассказывает Паншина. – Нас учили стрелять, метать гранаты, минировать дороги, бесшумно снимать часовых… Порой на занятиях одновременно работали 2-3 группы по 10-12 человек в каждой. И Космодемьянская была просто одной из нас. Но все-таки я ее запомнила Зоя выделялась своей старательностью, больше других задавала вопросов инструкторам. Помнится, всегда задерживалась в тире, где мы отрабатывали стрельбу из винтовок и наганов. Она тренировалась еще и еще.

«Бытовая» сторона подвига Космодемьянской до сих пор остается «за кадром». Везде описывается лишь финальная, самая трагическая часть эпопеи той диверсионной группы, в составе которой она пошла на задание. А что было до того? Как готовились, как ухитрялись на протяжении нескольких дней существовать в немецком тылу – зимой, без крыши над головой? Да, в конце концов, – испытывали ли чувство страха?

Узнать об этом доподлинно уже не суждено. Однако, благодаря рассказам Маргариты Михайловны Паншиной и сохранившимся в записях воспоминаниям ее не так давно умершей соратницы по в/ч 9903, – Клавдии Васильевны Сукачёвой, мы можем все-таки получить ответ на подобные вопросы. Ведь эти два ветерана «хозяйства Спрогиса» – фактически одногодки с Космодемьянской, и во многом их тогдашние ощущения, заботы, действия наверняка очень похожи.

– Через линию фронта группа каждый раз переходила в сопровождении нескольких армейских разведчиков, – вспоминает Паншина. – Эти опытные солдаты заранее определяли наиболее удобный, незаметный для немцев маршрут и прикрывали на всякий случай со своими автоматами-пулеметами наше продвижение через самые опасные прифронтовые участки. Тащить на себе приходилось – даже девушкам, – довольно большой груз: личное оружие, взрывчатку, запас еды…

Из воспоминаний Клавдии Сукачёвой: «Уходя в рейд каждый тащил на спине рюкзак весом 40-50 килограмм. Что же было в наших рюкзаках?

Участники группы, – а это обычно 10-12 человек, – несли в общей сложности целый арсенал:

30-40 брикетов тола, каждый весил 200 граммов,

15-20 мин и детонаторы к ним,

10-15 бутылок с горючей смесью,

15-20 «ежей» (это металлические шипы, которые мы разбрасывали на шоссейных дорогах),

15-20 гранат («лимонки» и противотанковые).

Кроме того у каждого из нас в рюкзаке были патроны (парни вооружены винтовками, девушки – пистолетами), металлический котелок, эмалированная кружка, столовая ложка, финский нож, металлическая фляга с водкой (водка спасала нас, когда мы обмораживались), аптечка с бинтами и некоторыми медикаментами, махорка, спички, продукты – несколько брикетов пшенной каши и мясного горохового супа, сухая колбаса, несколько плиток шоколада, сахар, соль, сухари.

В продуктах нас не ограничивали, но мы брали минимальное количество: хотелось взять как можно больше тола, гранат и прочего боевого оружия.

В воинской части 9903 была традиция: разведывательно-диверсионные группы, отправляющиеся в тыл врага, провожать песней, которую мы называли «Гимн военной части 9903». Все, кто в это время был на базе части, выходили во двор и, окружив машины с отъезжающими, запевали:

«Слушают отряды песню фронтовую,

Сдвинутые брови, твердые сердца.

Родина послала в бурю боевую,

К бою снарядила верного бойца…»

…Зима 1941 года была ранняя и морозная… Рейд в тыл врага продолжался 2-3 недели, потом небольшой отдых (3-5 дней) и снова рейд… (Комментарий М Паншиной: «Нас, москвичей, на эти дни отпускали по домам, где не только встреча с матерью ждала, но можно еще и помыться, а то ведь на базе нашей воинской части даже никакого душа не было, и мы там только умываться могли.») Нашим «домом» в тылу врага был глухой лес. В деревни заходили только разведчики, чтобы уточнить обстановку. Диверсии, как правило, мы совершали ночью, а днем – разведка с целью установления места и объекта очередной диверсии. Не более трех-четырех часов мы отводили себе на отдых – обед, сон, просушку одежды и обуви. Иногда нам приходилось вброд переходить реки, после чего наша одежда и обувь покрывались коркой льда. Готовя ложе для сна, мы срывали несколько еловых веток, укладывали их на снег, накрывали плащ-палаткой, ложились и сразу же засыпали – усталость валила с ног. Часовые, назначенные командиром группы (комментарий М. Паншиной: «Дежурили обычно по двое.»), наблюдали за местностью и за спящими, вглядываясь в лицо каждого – не замерз ли? Через полтора-два часа часовые будили спящих – иначе сон мог бы оказаться вечным. Часто мы спали прямо на ходу, положив руку на плечо впереди идущего…»

– Маргарита Михайловна, признайтесь: страшно было идти в тыл немецкий? Тем более – девушкам? Могут ведь враги там запросто убить, схватить и начать пытать…

– Мы же все молоденькие совсем были – легкомысленные! Просто не верили, что с нами может произойти какая-тот беда. Хотя, конечно, знали о потерях в других диверсионно-разведывательных группах, но на себя напускали браваду: мол, ничего не боимся.

– А история с Зоей Космодемьянской вас и ваших подруг не испугала? Вам когда об этой трагедии стало известно?

– О случившемся с Зоей мы, ее соратники по воинской части 9903, узнали одними из самых первых. Случилось это месяца полтора-два спустя… А до того вообще ни у кого никакой конкретной информации не было: территория-то, где все произошло, еще какое-то время оставалась «под немцем», кроме того ведь пришлось довольно долго разбираться, кто же конкретно был повешен гитлеровцами в деревне Петрищево. Зоя, когда ее схватили, чужим именем назвалась…

Из воспоминаний К. Сукачёвой: «…Любимым героем Зои Космодемьянской была Татьяна Соломаха, которую в ноябре 1918 года белогвардейцы порубили шашками. Поэтому, когда в ноябре 1941 года фашистские палачи поймали Зою и при допросе так же, как Татьяну Соломаху, зверски пытали, она молчала и только на один вопрос палача «Как зовут тебя?» ответила: «Таня», – назвавшись именем своей любимой героини Гражданской войны.»

– Когда нам рассказали, что Зою гитлеровцы пытали, потом повесили, все девчата из нашей группы уже как следует прочувствовали, насколько опасны такие рейды по тылам, – признается Маргарита Паншина. – Впрочем, это никого не отпугнуло, просто еще осторожнее стали себя вести, да и какое-то мастерство диверсантское к тому времени появилось… Наш начальник, майор Спрогис, которого мы искренне считали «премудрым» – ведь он имел громадный опыт нелегальной подрывной работы в тылах неприятеля, еще в Испании воевал! – как мог, нас поддерживал, настраивал на боевой лад. Он практически каждый день успевал побывать в нескольких группах, находящихся на базе части и готовящихся к заброске, – разговаривал с ребятами и девушками, давал советы, вникал в возникающие проблемы…

Сама Маргарита Михайловна Паншина (в девичестве – Каравай) в период с 10 ноября 1941 года по 26 января 1942 года (тогда ей только-только исполнилось 19 лет) приняла участие в четырех разведывательно-диверсионных рейдах по немецким тылам. Весной 1942-го ее демобилизовали в связи с тяжелой болезнью матери. После этого девушка устроилась рабочей на машиностроительный завод «Красный Октябрь».

На днях 93-летнему ветерану вручили от имени московских властей памятный нагрудный знак «75 лет битвы за Москву». Бывшая разведчица-диверсантка уже много лет она вместе с еще несколькими энтузиастами занимается поиском, сбором, систематизацией материалов о своих погибших, умерших и пропавших без вести однополчанах из в/ч 9903. На данный момент удалось восстановить более 500 имен соратников Зои Космодемьянской – разведчиков и диверсантов из «хозяйства Спрогиса», которые сгинули в немецком тылу, выполняя опасные боевые задания.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  64.22
 70.94
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Amnesty International осудила преследование якутского шамана
Сколько немцев не могут оплатить электричество
Полицейские пожаловались на начальство, которое вынуждает их брать взятки
Николай Травкин: «Иду, — говорит, — зло из Кремля изгонять»
Япония не признала переданные Россией останки 600 военнопленных
Новости дня России и мира 2019 · © ·Все права защищены Наверх