Папаша проделал хитроумную ДНК-экспертизу, чтобы не платить алименты


Новости дня России и мира
13 Май 2016
Общество

Следующая статья:

На какие только ухищрения не идут мужчины, чтобы отвертеться от уплаты алиментов! И скрываются, и отрекаются, и меняют адреса местожительства… Одним словом, используют самые разные уловки. Художественный руководитель одного из провинциальных театров Геннадий К. подошел к делу творчески, как и полагается представителю его профессии. Ухитрился так провести ДНК-экспертизу, что по результатам анализа оказалось, что он приходится своему сыну… братом. А брат — это не отец и алименты платить не обязан.

И потому его сын, мальчик-инвалид Георгий Львов, остался без всякой отцовской материальной поддержки.


фото: Из личного архива

А начиналось все, как это обычно бывает, очень красиво.

Отец и мать Гоши познакомились в самом конце 90-х. Лариса Львова работала завлитом Рыбинского драмтеатра, когда туда пригласили для разовых постановок режиссера из Рязани Геннадия К. Рязанцу доверили сразу два спектакля, так что в Рыбинске он задержался надолго.

Приезжий сразу же принялся ухаживать за обаятельной Ларисой.

— Геннадий Дмитриевич мне тогда не очень понравился, — вспоминает женщина. — На 21 год старше и совсем не в моем вкусе. Но он очень упорно добивался меня, хотя и не скрывал, что женат. Я не устояла… Поверьте, я не хотела разрушать его семью, даже не представляла, как с этим человеком можно жить под одной крышей.

Когда Лариса забеременела, она не знала что делать. Растерянно рассказала об этом любовнику, который уже готовился к отъезду. Тот, ничего не ответив, оставил ей свой рязанский номер, принадлежавший, как потом выяснилось, постороннему человеку.


Геннадий Дмитриевич (фото с официального сайта театра).

В 1998 году родился Гоша. Мальчику поставили диагноз: ДЦП, правда, не в самой тяжелой форме.

— Я не обращалась к Геннадию за помощью — женская гордость не позволяла. Я все надеялась, что он сам рано или поздно заинтересуется судьбой ребенка. Но Геннадий никак себя не проявлял, хотя знал, что родился сын, и его диагноз тоже был ему известен.

Однако мужская совесть — это вам не женская гордость. Отец никак не давал о себе знать, жил спокойно и о сыне даже не вспоминал. А в 7 лет Гоша тяжело заболел каким-то страшным вирусом, попал в реанимацию и пережил клиническую смерть. Врачи вытащили ребенка буквально с того света.

— Мы и так-то жили скромно, буквально от зарплаты до зарплаты. А тут врачи сказали, что гипоксия головного мозга длилась довольно долго, и теперь нужны дорогие лекарства для восстановления. Конечно, в одиночку я не могла таких затрат потянуть. Тут уж было не до гордости, ребенка надо было спасать, и я написала письмо Геннадию, найдя его адрес через Интернет.

Читайте также:  В Москве на проспекте Сахарова проходит митинг против политических репрессий

Ответ пришел быстро, но не от отца ребенка, а от его старшего сына. Мол, не переживайте и не обращайтесь в суд, мы будем помогать вам деньгами. И правда, от них стало приходить по 200 рублей ежемесячно. Не бог весть какие деньги, конечно, но все-таки помощь.


фото: Из личного архива
Лариса Львова и ее сын Гоша всеми силами пытались наладить хорошие отношения с отцом мальчика.

— Сначала перечисляли регулярно, потом — с сильными задержками. С 2005-го по 2009-й произошла инфляция, 200 рублей эти обесценились. К тому же я потеряла работу, и нам с сыном порой буквально было нечего есть. Я пыталась заводить разговоры о повышении алиментов, но все безрезультатно. И, будучи уже на грани отчаяния, я написала Геннадию Дмитриевичу: «Либо ты пересмотришь отношение к ребенку, либо я подаю в суд». Месяц ответа не было — я восприняла это как знак согласия и подала исковое заявление.

Конечно, у безработной матери-одиночки не было денег на адвоката. Да и Лариса наивно предполагала, что процедура установления отцовства — чистая формальность. Сама составила заявление, отнесла в Рыбинский городской суд, стала ждать. Геннадий же поступил мудрее, он нанял аж двух адвокатов — одного в Рязани, другого в Ярославле. Опытные юристы тут же выдвинули ряд требований, в том числе — провести экспертизу ДНК.

— Меня ничего не смутило в этом, так как я точно знала, что Геннадий — отец ребенка. Половину стоимости анализа должна была оплатить я. Кое-как удалось наскрести денег, пришлось даже старенькую маму попросить снять свои «гробовые» с книжки…

Дважды адвокаты по непонятным причинам переносили дату экспертизы. А потом вообще пытались настоять на проведении ее в Москве.

— Я тогда никакого подвоха в этом не заподозрила. Но в Москву ехать категорически отказалась, так как мне это было не по карману абсолютно. В итоге экспертиза состоялась 10 февраля 2010 года в Ярославском бюро судебно-медицинской экспертизы.

Этот день Лариса очень хорошо запомнила, так как первый и единственный раз ее сын Гоша встретился лицом к лицу со своим отцом.

— Я никогда не скрывала от сына, кто его папа. Более того, у нас дома стоял его портрет, никогда не было у меня цели как-то настроить ребенка против него. Мальчик очень волновался перед встречей с папой, но в итоге получил полное разочарование. Геннадий Дмитриевич был со старшим сыном Константином. Они очень пристально рассматривали моего ребенка, но даже не сказали ему ни слова. Гоша очень расстроился, он потом плакал: «Папа со мной даже не поздоровался…» Мы все молча сидели перед кабинетом врача. Потом вышла какая-то женщина и проводила меня в кассу оплачивать мою половину суммы. Минут десять меня не было, а когда я вернулась, след Геннадия Дмитриевича уже простыл. А мой Гоша один сидел в коридоре и ждал меня, чтобы сдать кровь. Оказывается, за время, пока я отсутствовала, Геннадий вроде как все сдал и уехал. Интуиция мне подсказывала, что что-то тут не то. Я не знала тогда своих прав, и подсказать было некому. Это потом только я нашла правила проведения ДНК-экспертиз — и поняла, что меня обманули. Оказывается, экспертиза должна проводиться в присутствии всех ее участников.

Читайте также:  МВД Украины открыто два уголовных дела в отношении неизвестных ломавших бюст маршалу Жук


фото: Геннадий Черкасов
Оказывается, судебной ДНК-экспертизе не всегда можно доверять.

Через месяц пришли результаты анализов, в которых черным по белому было написано, что Гоша — не сын Геннадия. На основании этого суд отказал во всех требованиях Ларисе Львовой.

— Так же зарубили и мою апелляцию, и кассационную жалобу. Все! Куда я только не писала, к кому только не обращалась. Я была просто в шоке! Если Геннадий Дмитриевич не отец — значит, непорочное зачатие. Третьего варианта быть не может. Однако сколько я ни просила судью назначить еще одну экспертизу, этого так и не последовало. На каком основании мне отказали, я так и не поняла, если честно. Я перерыла весь Интернет, изучила судебную практику и знаю, что если результаты ДНК-теста вызывают сомнения, то проводится повторная экспертиза. Известны случаи, когда и по два, и по три раза ее проводят. Я писала и местным детским правозащитникам, и Астахову, и даже президенту. Обращалась я везде, куда только могла. У меня дома 4 тома всевозможных отписок…

Лариса показала результаты экспертизы нескольким специалистам. И все в один голос утверждали, что, судя по количеству совпавших аллелей (различные формы одного и того же гена, расположенные в одинаковых участках (локусах) гомологичных хромосом. — «МК»), очевидно, что кровь принадлежит родственникам. 8 из 15 аллелей совпадали. В 2014 году женщина обратились в независимую экспертную организацию с просьбой по тому старому анализу, который есть у нее на руках, определить родство сына с отцом.

— И они выдали мне официальный ответ, что «предполагаемый отец (который сдал кровь) и ребенок являются полукровными братьями по отцу. Вероятность такого события 99,3%. Рекомендуем провести повторную экспертизу». То есть выходит, что в тот день кровь взяли не у Геннадия Дмитриевича, а у его сына Константина, который был вместе с отцом. Ведь очевидно, что мой сын 1998 года рождения и его потенциальный отец Геннадий Дмитриевич, которому в 98-м было за 50 лет, не могут быть братьями. Я отца Геннадия не знаю, да и в принципе это невозможно — в силу возраста и потому, что все события происходили в Рыбинске, а не в Рязани. Я снова пошла в суд с иском о пересмотре дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Только на этот раз — уже подготовленная, с адвокатом.

Читайте также:  Трое солдат, ставших инвалидами, потребовали от Минобороны 6 млн рублей

Но Ларисе Львовой не повезло. В Рыбинске ее иск попал к той же судье, что и в первый раз.

— Мы тут же написали отвод, но судья его не приняла. И мгновенно выдала нам новый отказ от пересмотра дела на основании того, что «нет оснований не доверять экспертизе, проведенной Ярославским бюро судебно-медицинской экспертизы». Но у меня есть эти основания! Почему же суд мне так упорно отказывает? Мы с адвокатом пишем частную жалобу в Ярославский суд, но и там все зарубают на корню. И все по тому же пути — везде отказ. В кассационном суде дело вообще закрыли. У меня есть и портретная экспертиза, которая находит сходство между Гошей и Геннадием. Но судам это абсолютно неинтересно.

А мальчик тем времен вырос. Ему вот-вот исполнится 18 лет. Из-за того что он не получил нужного дорогостоящего лечения тогда, он на всю жизнь остался несамостоятельным инвалидом. Он не может себя обслуживать, жить самостоятельно и нуждается в постоянной опеке и помощи. А еще — в отце.

— Он и письма ему писал, и фото свои посылал. Правда, я просила его посылать не на домашний адрес, все-таки там у Геннадия Дмитриевича семья. Мы писали ему письма до востребования. Но они возвращались обратно. Видит Бог, я пыталась наладить добрые, человеческие отношения между сыном и отцом…

Лариса и Гоша продолжают надеяться, что каким-то образом изменят ситуацию и получат алименты. На днях они обратились в Центр медицинского права.

Проанализировав ситуацию, управляющий ЦМП Алексей Панов ответил:

— На мой взгляд, ничто тогда не мешало судье назначить еще одну экспертизу ДНК. В моей практике было и по три экспертизы в делах о врачебных ошибках. А если судья упорствовала, тогда и понадобилось бы мнение независимого эксперта как еще одно основание для повторной экспертизы. Так что история Ларисы Львовой — урок для других мам: внимательно изучайте законы, прежде чем идти на экспертизу.

Конечно, так называемый папаша поступил очень хитро, если действительно провернул этот трюк с подменой крови. Не пожалел времени, денег. Но почему же тогда не нашлось ни того, ни другого у деятеля искусства на собственного сына? Мальчик ни в чем не виноват и очень любит своего папу, пусть и видел его всего один раз в больничном коридоре…


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  62.98
 70.65
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Почему в России с каждым годом живётся все хуже
Как правильно спорить с любимым человеком, чтоб это не навредило отношениям
Чистка в раде: уйдёт вся плесень
Metallica по-русски исполнила на концерте в Москве песню «Группа крови»
Мафия VS Секта
Мафия VS Секта, 0 / 5 (0 голосов)
Новости дня России и мира 2019 · © ·Все права защищены Наверх