Почему климатическая стратегия России отстала от жизни


В Стратегии низкоуглеродного развития слишком мало говорится о технологиях улавливания и использования углекислого газа. Это может затормозить декарбонизацию отечественной металлургии и замедлить развитие производства водорода в России, отмечают директор практики «Разведка и добыча нефти и газа» VYGON Consulting Сергей Клубков и консультант компании Никита Зотов.

Правительство утвердило Стратегию низкоуглеродного развития, разработанную Минэкономразвития в преддверии климатического саммита ООН в Глазго. Целевой (интенсивный) сценарий стратегии предполагает, что к 2050 году выброс парниковых газов в России будет сокращен на 14% от уровня 2019-го. При этом в стратегии представлен и другой показатель сокращения выбросов — 60%, но он будет достигнут лишь при условии, что получится повысить поглощающую способность российских лесов.

Для этого, по расчетам Минэкономразвития, помимо высадки новых лесов и борьбы с пожарами, надо постепенно заменять угольную генерацию на низкоуглеродные источники энергии, внедрять технологии улавливания парниковых газов (ССS), развивать использование водорода в металлургии, повышать эффективность систем теплоснабжения.

На первый взгляд все выглядит логично, но дьявол кроется в деталях. Стратегия предполагает, что развитие технологий улавливания СО2 начнется только после 2030 года, что недопустимо поздно. Например, Великобритания планирует к этой дате реализовать как минимум два проекта улавливания и захоронения СО2 (CCS) суммарной мощностью 30 млн тонн в год.

Читайте также:  ВОЗ: Россия обошла США и заняла первое место по смертности от коронавируса в мире

Очень важно, что технологии CCS позволяют не только улавливать углерод, но при этом, практически без новых выбросов, производить «голубой», то есть чистый водород. С экспортом водорода российское правительство, кстати, связывает немалые надежды.

Нужен водород и для декарбонизации отечественной металлургии — его применение поможет сократить применение угля в производстве. Декарбонизация металлургии за счет других методов (повышения энерго- и операционной эффективности, применения наилучших доступных технологий) при классическом доменном производстве — а это основная технология выплавки стали в России — не позволит сократить выбросы в нужном объеме.

Получается, что из-за отложенных инвестиций в CCS масштабное масштабная климатическая модернизация отечественной металлургии стартует только после 2030 года. Это критически поздно в условиях ввода в 2026 году нового углеродного регулирования ЕС (Carbon Border Adjustment Mechanism — CBAM), фактически предполагающего повышение налогов на импортные товары с высоким углеродным следом. Российская металлургия от введения этого механизма пострадает больше других отраслей.

При этом по стоимости проекты CCS на горизонте до 2050 года сопоставимы с высадкой новых лиственных лесов. Так, стоимость сокращения выбросов при высадке лесов, по нашей оценке, равна $55 за тонну СО2, а улавливание и захоронение того же объема в подземных водоносных горизонтах обойдется в $58. Причем технология CCS, в отличие от российских планов увеличивать поглощающую способность лесов, уже сейчас признается ЕС в качестве проекта, направленного на снижение выбросов.

Читайте также:  Проблема России в неготовности инвестировать

Нефть в обмен на газ

Еще одно важное, но недооцененное в стратегии направление — проекты CCUS (улавливание, утилизация и захоронение), позволяющие закачивать СО2 в нефтяной пласт для повышения нефтеотдачи и получения дохода от реализации дополнительно добытой нефти. С одной стороны, в условиях энергоперехода нефть в мировой экономике постепенно замещается альтернативными источниками энергии, но, с другой, именно поэтому важно быстрее монетизировать имеющиеся запасы.

Наш анализ показывает, что такой способ утилизации СО2 позволяет уменьшить стоимость снижения выбросов до $15 за тонну. За счет дополнительных нефтегазовых доходов от проектов CCUS может можно профинансировать создание инфраструктуры улавливания и захоронения. А в случае падения спроса на нефть такие проекты можно переквалифицировать в CCS, ограничившись только захоронением CO2. На 2021 год в промышленной эксплуатации в мире находится 27 проектов CCUS из которых ни одного в России.

Сейчас в стратегии правительства вопрос использования уловленных парниковых газов просто не раскрыт. В 2019 году выбросы всех парниковых газов в России составили 2,1 Гт (гигатонн). Минэкономразвития предполагает, что более 0,3 Гт СО2-экв должны ежегодно улавливаться к 2050 году. Где их захоранивать? Отсутствие предложений по решению этой проблемы выглядит странно. Здесь опять же есть смысл вернуться к проектам CCUS. По нашей оценке, емкости только открытых месторождений нефти и газа России достаточно для захоронения 305 Гт СО2. При захоронении всей ежегодной эмиссии углекислого газа (1,7 Гт) этого хватит почти на 180 лет.

Читайте также:  В МВД России обеспокоены наркотизацией Украины

Можно считать, что ЕС, вводя новое углеродное регулирование, руководствуется политическими или протекционистскими намерениями. Однако не стоит надеяться на то, что Европа и другие развитые страны откажутся от политики энергоперехода. Поэтому документ, подготовленный Минэкономразвития и утвержденный правительством, является своевременным, но неполным. Нужно оценить все технологии, позволяющие снизить выбросы, с учетом всех выгод и, издержек и конечного влияния на экономический рост. Нужна полноценная стратегия низкоуглеродного развития России с понятными тактическими решениями.


 Курсы валют
Курс ЦБ
$  73.97
 83.84
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
В Нидерландах неизвестные подожгли начальную школу в ходе протестов
В Кремле оценили подаренную Эрдогану карту тюркского мира с частью России
Группа Зла: почему в списке ФБР по киберпреступности так много русских фамилий
В Воронеже водитель без маски вытолкнул из автобуса пассажирку без маски
«Могут убить»: россиян предупредили об опасности кроверазжижающих препаратов
Новости дня России и мира 2021 · © ·Все права защищены Наверх