Пострадавшие при взрыве на объекте «Роснефти» не смогли добиться требуемой компенсации


Завтра в Ханты-Мансийске начнется рассмотрение апелляции на приговор топ-менеджерам подрядной компании «Роснефти» – «Инвест-Ойл», на полигоне которой пять лет назад в результате взрыва погибли 11 сотрудников и еще шестеро получили увечья. Как стало известно Znak.com, обжаловать решение судьи Дмитрия Кузнецова решили все стороны процесса, в том числе и пострадавшие работники и их семьи. Те, кому удалось выжить, рассчитывали благодаря компенсациям продолжить лечение. Но приговор многих шокировал: суд существенно снизил суммы выплат, заявив, что исходил из материальных возможностей подсудимых. Материальное положение самого подрядчика «Роснефти», по всей видимости, не учитывалось.

В редакцию Znak.com обратился один из пострадавших в ходе трагедии – 32-летний Сергей Матвеев. В результате взрыва и последовавшего пожара он получил многочисленные ожоги тела. После операций хирургам так и не удалось восстановить руки, и молодому человеку была присвоена вначале вторая группа инвалидности, а через какое-то время и вовсе пожизненная инвалидность третьей степени. Без дорогостоящей операции он никогда не сможет что-либо делать руками. Средства на лечение семья Матвеевых надеялась получить через суд от компании «Инвест-Ойл». Но судья Дмитрий Кузнецов посчитал иск Матвеева о компенсации морального вреда слишком завышенным и снизил его в 100 раз – до 500 тыс. рублей.

В цехе по переработке нефтяного шлама на Приобском месторождении в сентябре 2012 года произошел взрыв, в результате которого погибли 11 человек и 6 пострадали

По словам Сергея, на том злосчастном полигоне, где компания «Инвест-Ойл» утилизировала буровой шлам, он стал работать всего за неделю до взрыва.

«Я сам из Соликамска. Летом официально устроился водителем в транспортную компанию «Петролеум Транзит», которая выполняла работы для «Инвест-Ойл». Меня направили на вахту в Югру – на куст №117 Приобского месторождения. Там работал на пожарном автомобиле: возил воду в цистерне и поливал промысловые дороги. А 29 сентября я пришел утром на площадку, занимался мелким ремонтом рабочего автомобиля, который стоял на полигоне за котельной. Время подходило к полудню, и мы потихоньку собирались на обед в общежитие. В какой-то момент я услышал хлопок и сильный свист, а потом произошел взрыв. Волной меня сбило с ног, я упал возле машины и успел руками закрыть лицо и отползти под машину. Вокруг все затянуло дымом. Я почувствовал сильную боль, но еще не понимал, что со мной произошло. Когда дым немного рассеялся, то увидел, что в сторону общежития идут обожженные люди, я тогда вылез и тоже туда побежал. Оттуда меня отвезли в больницу в Ханты-Мансийск», – рассказал он.

В больницу Сергей попал с ожогами 40% поверхности тела. В результате взрыва он получил ожоги глаз, головы, лица, шеи, рук и ног. В больнице он пролежал два месяца.

Читайте также:  «Рособоронэкспорт» объявил закупку сухих пайков для Венесуэлы

На скамье подсудимых оказались гендиректор «Инвест-Ойл» Алексей Карташов, технический директор Роман Толдиев и начальник участка Юрий ТрубалкоZnak.com/Вероника Завьялова

«Очень сильно пострадали обе руки. Мне делали операции по пересадке кожи. Сейчас ткань зарубцеловалась, и если на правой руке удается хоть немного двигать пальцами, то на левой я не могу даже попытаться этого сделать. За эти пять лет кисти деформировались, ткань между пальцами срослась, на левой руке я не могу даже попытаться сжать кулак или элементарно надеть варежку. На морозе кожа на руках трескается и идет кровь, из-за постоянных сильных болей в пальцах я не могу спать», – рассказывает Сергей.

В ХМАО осуждены, а потом амнистированы менеджеры «Инвест-Ойла», где погибли 11 человек

Надежду на восстановление рук подарили врачи Института хирургии имени Вишневского, куда несколько лет назад за консультацией обратился Сергей. «Специалисты отделения пластической и реконструктивной хирургии дали заключение, что шансы на восстановление рук все же есть. Придется удалить один палец, ногтевые фаланги, вшивать сухожилия, по сути – делать полную пластику рук. Но я на это готов. Другое дело, что это платные и очень дорогостоящие для меня операции. Только на первый этап требуется до 500 тыс. рублей. А мне нужно от пяти до семи таких этапов. И где брать деньги? До взрыва я обеспечивал свою семью, дочку и жену. А после этого в 27 лет я потерял руки, лишился возможности работать по специальности, потому что водителем я уже больше работать не смогу, лишился возможности содержать семью. Эти годы мы выживаем благодаря пенсии, но это совсем мизер. И я очень ждал решения суда по моему гражданскому иску, в котором просил взыскать с компании «Инвест-Ойл» средства на лечение. И что суд? Присудил 500 тыс. рублей. Надежды на справедливость уже не остается», – не скрывает разочарования Сергей.

После взрыва на Приобском месторождении было уволено почти все руководство «Юганскнефтегаза», «дочки» «Роснефти» во главе с гендиректором Сергеем Здольником. Позже он перешел в «Башнефть». Но после поглощения ее «Роснефтью» покинул и это место работы

 

В приговоре (имеется в распоряжении Znak.com) судья Ханты-Мансийского районного суда Дмитрий Кузнецов поясняет, что сумму в 500 тыс. обозначил с учетом «разумности и справедливости». Кузнецов посчитал, что справедливо в данном случае «принять во внимание материальное положение ответчиков и их семей, поэтому счел необходимым снизить размер компенсации морального вреда потерпевшему до 500 тыс. рублей». При этом судья не принял во внимание, что подсудимые так и не признали вину, хотя сам Кузнецов вынес обвинительный приговор.

Читайте также:  Мясники взбунтовались против сенаторов

Матвеев признается, что этот аргумент разозлил его больше всего. «Это такое лицемерие. Ответственность в части компенсации морального вреда возложена в солидарном порядке, в том числе на юридическое лицо – ООО «Инвест-Ойл». В такой ситуации ссылка судьи на материальное положение ответчиков и их семей просто несостоятельна, так как основное бремя возмещения вреда будет лежать на ООО «Инвест-Ойл». А эта компания, я напомню, является крупным специализированным предприятием с определенными финансовыми возможностями. Я считаю, что суд сделал все, чтобы компания вышла из этого дела с минимальными финансовыми потерями. Аналогичная ситуация и по другим заявленным в этом деле гражданским искам. Например, семьям погибших суд присудил по 1,5 млн рублей. Вот как оценивается жизнь человека в судах. А те, кто выжил… Фактически, все планы нашей семьи на счастливую жизнь рухнули в одночасье: я не могу заработать, чтобы купить для своей семьи достойное жилье, не могу заниматься любимыми видами спорта, поскольку любая дополнительная нагрузка причиняет мне невероятную боль, не могу заработать деньги на оздоровительный отдых и туристические путешествия. Фактически, вся семья стала заложницей случившегося. Инвалидность – это прежде всего свидетельство того, что я не могу приносить пользу обществу, как бы высокопарно это ни звучало. Кроме того, ущемлено мое достоинство, поскольку я лишился здоровых и крепких рук», – подытоживает Сергей.

Матвеев говорит, что врачи Института имени Вишневского могут помочь ему вернуть руки. Но для этого необходимо пять-семь курсов лечения. Один курс стоит 500 тыс. рублей. Столько ему постановил выплатить суд

В своей апелляции Сергей Матвеев просит судебную коллегию по уголовным делам ХМАО увеличить размер компенсации морального вреда, взысканной солидарно с обвиняемых и «Инвест-Ойл» до 6 млн рублей.

Как шел судебный процесс

Приговор по уголовному делу о пожаре в цехе по переработке нефтяного шлама на Приобском месторождении в сентябре 2012 года, в результате которого погибли 11 человек и 6 пострадали, был вынесен в мае 2017 года.

На скамье подсудимых оказались гендиректор компании Алексей Карташов, технический директор Роман Толдиев и начальник участка (непосредственный руководитель полигона) Юрий Трубалко. По данным следствия, обвиняемые не обеспечили правила безопасности на взрывоопасном объекте – полигоне по сбору, утилизации нефтесодержащих, буровых и бытовых отходов в районе куста №117 Приобского месторождения. В результате 29 сентября 2012 года на полигоне произошли взрыв, возгорание цеха по переработке бурового шлама, цеха ремонтной мастерской и котельной, а также прилегающей к ним территории. Топ-менеджерам компании было предъявлено обвинение в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц (часть 3 статьи 217 УК), по которому максимальный срок наказания предполагает лишение свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. 

Читайте также:  Уральцы объявили себя гражданами СССР и отказались оплачивать ЖКХ

Взрыв на Приобке, по словам Сергея Матвеева, разрушил все планы его семьи на счастливую жизнь в одночасье: «Я не могу заработать, чтобы купить для своей семьи достойное жилье, не могу заниматься любимыми видами спорта»

Судебный процесс длился около четырех лет. За это время судья Дмитрий Кузнецов дважды возвращал дело в прокуратуру. В ноябре 2014 года судья посчитал, что следствие не ознакомило подсудимых с рядом доказательств и судебных экспертиз. Тогда прокуратура обжаловала это решение в суде ХМАО. В январе 2015 года районный суд повторно начал рассмотрение дела. И после двухлетнего судебного следствия, подойдя к прениям сторон, суд снова решил, что не может вынести решение, так как обвинительное заключение по уголовному делу, по мнению Кузнецова, было составлено с нарушением требований УПК, в частности ряд экспертиз суд признал недопустимыми. Судья вернул дело для устранения нарушений, но в январе 2017 года прокуратура ХМАО снова оспорила решение Кузнецова, и уголовное дело было направлено в Ханты-Мансийский районный суд для рассмотрения по существу с того момента, на котором процесс был завершен из-за решения судьи вернуть дело. По мнению потерпевших, процесс затягивался специально. 

В итоге после четырех лет судебного следствия Ханты-Мансийский районный суд признал вину подсудимых и назначил наказание каждому в виде трех лет и шести месяцев лишения свободы с лишением права занимать определенные должности на предприятиях нефтяной и газовой промышленности, осуществляющих производственную деятельность на опасных производственных объектах, сроком на два года. При этом суд постановил наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком три года каждому. А далее и вовсе постановил освободить подсудимых от отбывания наказания на основании амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» и снять с них судимость. 

С таким приговором не согласилась ни одна из сторон. Гособвинитель считает, что обвиняемые должны понести более строгое и реальное наказание. В свою очередь обвиняемые настаивают на том, что они невиновны. Их адвокаты намерены в ходе рассмотрения апелляции добиться нового изучения представленных в суде экспертиз.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  62.81
 70.68
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
«Скифское золото» 5 лет не может стать ни российским, ни украинским
СМИ раскрыли элитное имущество «золотой судьи» Хахалевой
В Кремле отказались вмешиваться в ситуацию с выборами в Мосгордуму
Шизофрения: Можно ли заразиться геном гениальности?
Госдума одобрила законопроекты «Единой России» о защите медработников и пациентов
Новости дня России и мира 2019 · © ·Все права защищены Наверх