Трамп начинает творить новую историю на Ближнем Востоке


Президент США Дональд Трамп, выступая на первом в 2019 году заседании своего кабинета, призвал остановить военное вмешательство в Сирии и Афганистане, обвинив союзников в том, что они «пользуются» американской военной мощью. «Все, что сделали другие страны за последний довольно продолжительный период времени — это дали нам немного солдат, после чего говорили об этом так, будто это конец света, — так говорил Трамп. — Мы субсидируем их военных миллиардами, миллиардами и миллиардами долларов, что во много-много раз больше, чем стоят эти солдаты». И добавил: «Нашу страну должны уважать».

Этот посыл понятен. После заявления о выводе войске из Сирии и сокращении воинского контингента в Афганистане, Вашингтон оказался под двойным ударом. Первый: союзники не поддержали введенные против Ирана санкции. Второй: партнеры США открыто выразили недовольство решением Трампа вывести войска из Сирии и тем, что такое решение принималось без консультаций с ними, указывая при этом на возможность реанимации ИГИЛ. «Резкая смена курса США не только стала сюрпризом для нас. Угроза ИГИЛ все еще не устранена», — так комментировал ситуацию Берлин. Но и на это у Трампа нашелся ответ: «Все говорят, да вы что, ведь тогда ИГИЛ придут в нашу страну. Возможно, такое может случиться, но вероятность очень мала. Но знаете, куда еще они придут? В Иран, который ненавидит ИГИЛ еще больше, чем мы. Они придут в Россию».

Означает ли это то, что Трамп стал по-своему и иначе интерпретировать причины, вынудившие Россию и Иран оказаться в Сирии? Теперь он констатирует: «Сирия была потеряна уже давно. Мы не говорим про огромные богатства. Мы говорим о песке и смерти». Что касается Афганистана, то Трамп и на этом направлении отпасовывает другим ситуацию. Он заявляет, что его администрация делает «правильные вещи» в этой стране, ведет дискуссии с «Талибаном», а также с другими странами. Но, как говорит Трамп, «там есть Индия, там есть Россия». Однако пока в Афганистане с 2001 года стоят американские военные. Бывший посол России в этой стране Михаил Конаровский, анализируя ситуацию, приходит к выводу, что она «продолжает оставаться преимущественно крайне напряженной». Кабул не может обеспечить внутреннюю консолидацию в интересах эффективного решения стоящих перед ним фундаментальных задач, главными из которых являются достижение в стране мира и решение социально-экономических проблем.

США оказались в «афганском капкане» и пытаются смещать акценты в региональной опоре с Пакистана на Индию и даже Россию, признавая при этом «Талибан» в качестве реальной силы, претендующей, как минимум, на раздел власти в Афганистане. Но талибы продолжают настаивать на выводе американских войск из страны, ведут активную боевую деятельность. К настоящему времени по разным оценкам вне реального контроля правительства находится от почти 40 до почти 60% территории страны. Трамп понял, что победных реляций от своих генералов из Афганистана он не дождется и из всех вариантов существующих альтернатив выбрал главный — постепенный вывод из страны американских войск. И нанес удар по военным. Он выразил недовольство бывшим министром обороны Джимом Мэттисом и другими высокопоставленными военными чиновниками в связи «с бесконечной войной в Афганистане», обрушился на них с критикой за многочисленные провалы.

Трамп приступил к серьезной ревизии концепции по Сирии и Афганистану, а может быть, и значительно шире, дальше и глубже. Речь идет прежде всего об иранской политике США, которая, на наш взгляд, должна претерпеть определенные изменения в связи с их отказом от политики концентрации на военных в регионе. С одной стороны, Вашингтон будет стремиться вступить в открытые или закрытые переговоры с Тегераном с целью добиться подписания нового соглашения по ядерной программе на своих условиях. С другой, будет активизирована стратегия непрямых действий вокруг Ирана, но такого уровня, чтобы затормозить переориентацию Ирана на Россию и Китай, выставляя перед ним как морковку перспективу возможности снятия санкций. Таким образом Трамп вынуждает внешних игроков определяться с собственной линией поведения, в частности, европейских партнеров, которые выпадают из «коридора решений», стены в котором выстраиваются американцами.

Присутствие США в Сирии и в Афганистане давало им рычаг для оказания влияния на ход конфликта. Но больше нет. Конкретных решений на этом направлении нет и все пока происходит на уровне дискуссий касательно того, во что, как заявил глава МИД России Сергей Лавров, «выльется объявленный Трампом уход США из Сирии». Тем не менее все, в том числе и Москва, оказываются перед выбором, с кем и как работать дальше на Ближнем Востоке и что будет происходить потом в этом регионе мира. Государственный секретарь США Майкл Помпео с 8 по 15 января начинает ближневосточное турне. Он посетит Бахрейн, Египет, Иорданию, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовскую Аравию. Большая игра продолжается.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  61.47
 68.21
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Киев потребовал от Лондона извинений за признание трезубца символом экстремизма
Чем известен кандидат на пост генпрокурора РФ Игорь Краснов
Решили отправить учителей русского на обучение украинскому
В Вене не поняли опоздания Валерия Гергиева и заменили его
В 2019 году Росгвардия потратила на борьбу с гражданами 1,5 млрд рублей
Новости дня России и мира 2020 · © ·Все права защищены Наверх