В планы Кремля не входит активная борьба с коррупцией


 4 декабря в Замоскворецком суде на заседании по делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева гособвинение запросило подсудимому наказание в виде 10 лет колонии строгого режима и штрафа в размере 500 миллионов рублей. Напомним, господин Улюкаев обвиняется в вымогательстве и получении взятки в размере $ 2 млн. от главы «Роснефти» Игоря Сечина за одобрение покупки 50,08% акций ПАО «Башнефть». По мнению следствия, вина экс-министра полностью доказана.

В свою очередь, Алексей Улюкаев обвинил Игоря Сечина в провокации и попросил проверить факт дачи заведомо ложных показаний. Адвокаты и сам Улюкаев настаивают на оправдательном приговоре.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Кремль не будет комментировать процесс по делу экс-главы Минэкономразвития.

Многие ещё помнят, как фактически пшиком закончился нашумевший процесс против бывшего начальника департамента имущественных отношений Министерства обороны России Евгении Васильевой. При всей серьёзности предъявляемых ей обвинений, Васильева, едва покинув свою комфортабельную квартиру, где она пребывала под домашним арестом, получила УДО — условно-досрочное освобождение.

Будем ли мы наблюдать нечто похожее и в случае с господином Улюкаевым?

— Я бы не сказал, что выдвинутое прокуратурой требование — слишком суровое, — говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — Учитывая тяжесть преступления (статья 290 часть 6 УК РФ), инкриминируемого господину Улюкаеву, он может получить от 8 до 15 лет лишения свободы. Поэтому 10 лет — не самый большой срок. Кроме этого стоит понимать, что в подготовке обвинения участвовали два ведомства. Следственный комитет и прокуратура. Последняя может только оперировать теми материалами, которые предоставляют следователи, а сама переквалифицировать дело не может. Поэтому у меня складывается впечатление, что прокуратура либо заняла нейтральную позицию, либо вообще играет на стороне Улюкаева. Попросили 10 лет, при этом дали понять, что не будут против смягчения приговора. Это означает, что суд может отправить дело на доследование. И вполне возможно, что статья обвинения будет переквалифицирована. То есть, Улюкаев вообще может отделаться условным сроком. Впрочем, это и сейчас возможно, хотя вероятность по нынешней суровой статье — меньше.

Читайте также:  Украина готовит экспедицию в Антарктиду стоимостью 50 миллионов гривен

«СП»: — Для чего, на ваш взгляд, было затеяно столь резонансное дело о взятке?

— Думаю, изначально всё это затевалось для того, чтобы образцово-показательно продемонстрировать элите, что бывает с теми, кто пытается противоречить «группе» «Роснефти». Однако столь резкие шаги вызвали резкое неприятие в элите. Я так понимаю, что со стороны президента России пошли сигналы, что перегибать палку не стоит. И общая конъюнктура вокруг процесса сильно изменилась. Это стало понятно, когда в начале сентября в СМИ попали детали разговоры Улюкаева с Сечиным, что вызвало недовольство последнего. Позиции «Роснефти» в этом деле стали менее прочными.

«СП»: — Может быть, Владимиру Путину важно, чтобы его выдвижение на новый президентский срок, если оно произойдёт, прошло под знаком борьбы с коррупцией, невзирая на лица?

— Когда раскручивалось дело Улюкаева, у его бенефициаров были расчёты, что антикоррупционная тематика станет одной из основных тем президентской кампании. Под это дело как раз хотели подверстать и рассмотрение дела Улюкаева, чтобы приговор был вынесен в рамках президентской кампании и был максимально жёстким.

Но сейчас мы видим, что Путин пока делает ставку на другие общественно значимые темы — проблема демографии, социальная поддержки многодетных и т. д. Антикоррупционная тематика пока не акцентируется. И косвенно это видно по тому, как происходит смена губернаторов. Если весной некоторых из них снимали, заводя уголовные дела, то осенью замена глав регионов проходила без коррупционных скандалов. Я думаю, что в Кремле решили, что слишком активная борьба с коррупционерами в верхних эшелонах власти сильно деструктурирует элиту. Поэтому и общеполитическая конъюнктура изменилась, а вместе с тем смягчился и информационный фон рассмотрения дела Улюкаева.

Читайте также:  СДПГ: партия, потерявшая политическое лицо?

«СП»: — О чём говорит тот факт, что последнее слово обвиняемого Улюкаева так широко освещается в СМИ? В частности, его просьба привлечь Сечина «за донос»? Говорит ли это о том, что может быть вынесен оправдательный приговор?

— Конечно, шансы на оправдательный приговор для Улюкаева минимальны. Тут даже не вопрос аппаратной борьбы. Просто, когда у нас человек попадает под колесо правоохранительной системы, то ему крайне сложно доказать свою полную невиновность. Другое дело, что при благоприятной конъюнктуре для обвиняемого, ему может быть вынесен условный приговор. И я вполне допускаю, что такая мера будет применена и в отношении Улюкаева.

«СП»: — Каким будет общественный резонанс в таком случае? Можно вспомнить, что другое резонансное дело с бывшей чиновницей Евгенией Васильевой закончилось очень быстрым условно-досрочным освобождением. И вот снова бывшего высокопоставленного чиновника накажут лишь формально…

— Дело Васильевой всё же изначально последовательно позиционировалось СМИ в контексте борьбы с коррупцией. С Улюкаевым этого нет. Большинство СМИ, подробно освещающих процесс, либо нейтральны, либо вообще выступают на стороне экс-министра. Поэтому ореола завзятого коррупционера вокруг Улюкаева пока нет.

— Пока сложно сказать, получит ли Улюкаев тот серьёзный срок, который затребован прокуратурой в качестве наказания, — говорит известный адвокат Дмитрий Аграновский. — Как мы знаем, Улюкаев принадлежит к определённой группе, которую можно назвать элитой, и на которую законы, к сожалению, де-факто действуют ограниченно.

Читайте также:  Трамп и Ципрас обсудили поставки американского СПГ в Европу

Однако при всём том, что политические и экономические взгляды Улюкаева прямо противоположны моим, из тех сообщений, что попадают в прессу, я могу судить, что произошедшее с экс-министром очень похоже на провокацию.

Я сам не раз вёл дела по взяткам, и вижу, что большинство этих дел строится именно на провокации. При том, что такие методы работы правоохранительных органов у нас запрещены постановлением пленума Верховного суда РФ. Тем не менее, в реальной практике это мало учитывается.

Таким образом, мы имеем не столько борьбу с коррупцией, сколько её имитацию. Поскольку «под раздачу» попадают люди, которые «не сумели убежать», оказались удобными жертвами. То есть главные коррупционеры в данном случае ответственности как раз избегают. И это при том, что сегодня технологии слежения настолько шагнули вперёд, что при желании можно было бы выявить факты коррупции в среде высокопоставленных чиновников, не прибегая ни к каким провокациям. Поэтому в случае с Улюкаевым я считаю, что каким бы строгим не был приговор ему, на состоянии борьбы с коррупцией это никак не скажется.

«СП»: — С другой стороны, если Улюкаев получит условный срок или вовсе окажется невиновным, это неминуемо вызовет вполне обоснованные разговоры в обществе на тему: на министров, даже бывших, закон распространяется избирательно…

— Улюкаева не оправдают, я почти уверен в этом. Это было бы вероятно, если бы по 290-й статье судили присяжные. Но эту статью несколько лет назад вывели из-под подсудности присяжных. У нас, кстати, оправдательных приговоров, согласно статистике — менее одной десятой процента.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  58.71
 69.40
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
В «VIP-камеры» «Матросской тишины» начали сажать обычных подсудимых
Российский авторынок занял пятое место в Европе
Валютные махинации ЦБ
«Приговор системе»
Барин приехал! Председателя парламента Удмуртии теперь встречают стоя
Новости дня России и мира 2017 · © ·Все права защищены Наверх