В «сирийском узле» сплелись интересы многих стран


Российско-иранское сотрудничество в Сирии — это, скорее, тактическое, а не стратегическое партнерство, оно может подвергаться существенной трансформации в зависимости от геополитических интересов сторон, приходит к выводу ливанское издание Lebanon24.

В публикации отмечается, что на это указывают как недавние вооруженные столкновения между сирийскими и иранскими силами в Хаме, так и тесная координация России и Израиля, который так и не прекращает атаки на иранские военные объекты в Сирии. Все это звенья одной цепи, а сами события нельзя считать исключением из правил, которые пишутся в настоящее время. Очевидно, что это целенаправленная политика, предполагающая решимость российских властей ослабить влияние Ирана в Сирийской Арабской Республике (САР).

Анализируя события последних дней, издание приходит к выводу, что нет никаких сомнений, что отношения между Москвой и Тегераном уже находятся на новой стадии развития в связи с конфликтом в регионе, в который, кроме России, также вовлечены Иран, Израиль, Турция и США.

Несмотря на то, что Россия хоть и поставила Дамаску в прошлом году зенитно-ракетную систему С-300, чтобы противостоять атакам Израиля, обвинив последний в причастности к крушению российского транспортного самолета и гибели 25 человек, недавние удары израильской авиации по иранским формированиям в окрестностях Дамаска вызывают у Исламской Республики подозрения, что Россия плотно сотрудничает с Израилем, умышленно нарушая работу систем С-300. По крайней мере, такое заявление сделал глава Комитета национальной безопасности и внешней политики Совета Шуры Ирана Хишматулла Фалахатпише, отметив, в частности, что между Москвой и Тель-Авивом есть стабильная координация действий во время проведения израильского ракетного удара по территории Сирии.

Ливанское издание задается риторическим вопросом, почему система ПВО С-300 всякий раз оказывается не задействованной и не мешает летчикам Израиля пролетать над территорией Сирии? И само же на него отвечает: Россия заботится о безопасности Израиля, что не является секретом ни для кого из участников конфликта.

Ранее в этом месяце замглавы МИД РФ Сергей Рябков дал обширное интервью «Си-эн-эн» (CNN), в котором заявил, что термин «союзники», применительно к России и Ирану, он не стал бы употреблять, когда речь заходит о ситуации в Сирии. По его словам, Россия в своих действиях в САР всегда учитывает «надежную защиту государства Израиль».

Со ссылкой на сирийские хорошо информированные источники ливанское издание отмечает, что российские власти целенаправленно воплощают в жизнь политику ослабления иранского влияния в Сирии — причем длится этот процесс примерно с конца октября — начала ноября 2018 года. На это, например, указывают и частые визиты в Россию премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, а также просачивающаяся по крупицам в «общественное поле» информация о консенсусе по этому вопросу между Россией и США. Также это заметно и непосредственно на полях военных действий, где российские советники непременно следуют туда, где оказываются те или иные иранские воинские подразделения. Эти сирийские источники, на которые ссылается издание, подчеркнули, что на текущий момент Россия воспринимается как сила, которая действительно может ограничить иранское присутствие в Сирии для обеспечения большей стабильности в регионе.

Как отмечает Lebanon24, действия российского президента Владимира Путина направлены прежде всего на обеспечение российских интересов в регионе, который имеет стратегическую важность для России.

Так может ли Россия пожертвовать интересами Ирана, хотя и нуждается в иранских вооруженных силах для поддержки стабильности в Сирии, задается издание вопросом?

Однозначного ответа на этот вопрос нет, поскольку считать сотрудничеством координацию неких действий лишь по Сирии — это одно, а достижение геополитического баланса интересов различных государств — задача совсем иная. На этом поле России приходится играть не только с США, но и с Турцией, а также с целым рядом региональных государств. И заставить всех сесть за стол переговоров с Тегераном крайне сложно, а сегодня это практически невозможно.

Издание подчеркивает, что напряженность между Турцией и США не ослабевает, а лишь усиливается. И в интересах Москвы укрепить свое сотрудничество с Анкарой. В «сирийском узле» сплелись интересы многих государств, поэтому Кремль едва ли станет формировать вместе с Ираном новую ось против США. Особенно учитывая тот факт, насколько враждебно Тегеран относится к Израилю.

Также Lebanon24 ссылается на некие заявления в политических кругах, где говорят о том, что в российско-турецких отношениях появилась заметная напряженность из-за навязчивого желания Турции заняться управлением территорий на севере Сирии после вывода оттуда военных США, если он, конечно, действительно состоится. В интересах же России передать эти районы под контроль сирийцам, а не туркам.

И где тут, спросите, что-то про нефть? В «сирийском узле» ее место одно из самых почетных. Дело в том, что тот, кто контролирует нефтеносные поля в Сирии получит своего рода карт бланш в послевоенном устройстве страны. А если к тому же учесть, что в конфликте участвует как минимум три крупнейшие в мире нефтедобывающие страны — США, Россия и Иран — то многое становится на свои места. Плюс Турция, которая является крупнейшим перевалочным пунктом «черного золота». Нефть и газ всегда были и остаются экономической надстройкой политического базиса.


 Курсы валют
Курс ЦБ
$  66.00
 73.22
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Медведь украл покойного с кладбища и утащил с собой
Россия, через 20 лет – лучше не будет: россияне впали в безнадегу
Почему падение нынешнего режима в РФ неизбежно
Жители Курганской области потребовали у Силуанова отдать региону положенные деньги
Нужно ли гордиться Суворовым?
Новости дня России и мира 2019 · © ·Все права защищены Наверх