Вопрос дня: не пора ли переименовать Басманный суд?


В наступающем 2018 году общественность отметит 15-летие Басманного суда Москвы, который в рекордно короткие сроки превратился из районного оплота Фемиды в общеройссийское «басманное правосудие»

Разумеется, что день рождения суда — дата условная. Потому что на месте нынешнего Басманного районного суда существовал Бауманский районный суд города Москвы, а позже — уже Басманный межмуниципальный народный суд ЦАО г. Москвы. По иронии судьбы, несмотря на название и территориальную подсудность, двухэтажное здание постройки 1877 года расположено в соседнем Красносельском районе Центрального округа.

Однако все предшественники и предтечи Басманного суда не попадали в скандалы федерального масштаба. И самый громкий из них был в сентябре 2009 года, когда квалификационная коллегия судей прекратила полномочия судьи Басманного суда Елены Ярлыковой — из-за того, что она («по ошибке»!) освободила из-под стражи в зале суда не того обвиняемого. Заслуги этой судьи в деле ЮКОСА, а так же в деле бывшего руководителя Главного следственного управления при Генпрокуратуре РФ Дмитрия Довгия не помогли,- слишком уж вопиющее нарушение профессионального долга!

 

Но сам факт того, что басманное правосудие могло кого-то освободить, а не посадить, являлся нонсенсом. Именно оно в лице судьи Натальи Дударь впервые в России применило статью 212.1 УК РФ, по которой на три года колонии осужден активист Ильдар Дадин — тот самый, который вышел на волю после решения Верховного суда, отменившего чрезмерные строгости Басманного.

Читайте также:  Великобритания подготовила резолюцию по правам европейцев после Brexit

 

Правда, судьба Дадина кажется куда более завидной, чем у бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна. По воле «басманных» судей почти слепой человек, больной СПИДом, раком и туберкулезом, провел в СИЗО два с половиной года — с апреля 2006 по декабрь 2008 года. Кажется, после этого известный бард Тимур Шаов написал песню — «Закон Кулона не объявишь вне закона,- ну разве что через Басманный суд.» (Закон Кулона — это закон сухого трения).

Аресты вообще слабое место Басманного суда. В 2010 году, например, он, без достаточных на то оснований, взял под стражу ни много ни мало следователя по особо важным делам Следственного комитета при прокуратуре Андрея Гривцова. И только вмешательство апелляционной инстанции Мосгорсуда, как писал «Коммерсантъ», восстановило справедливость, вернув Гривцову свободу.

Понятно, что в делах ЮКОСа, Дадина, фигурантов Болотной площади проглядывала политическая составляющая. Но сегодня очевидно, что мифические выгоды от показушной жестокости суда никак не перевешивают репутационные потери всего российского правосудия, равно как и имиджа власти в целом. Что бы ни происходило, а всякий раз Басманный суд становится на сторону следствия. Как пишет «Независимая газета», свежий пример «басманного правосудия» выглядит еще удивительнее – недавно судья ограничил сроки знакомства с материалами дела адвокату, на тот момент вообще не принимавшему участия в процессе. Следствие попросту проигнорировало факт расторжения договора с подзащитным, а Басманный суд занял сторону следствия. Других адвокатов по этому процессу также ограничили в сроках, фактически обязав читать по несколько тысяч страниц дела в день.

Читайте также:  ФБР раскрыло российскую коррупционную схему в атомной энергетике

Как показывает этот и многие другие примеры, Басманный суд, в который представители следствия обращаются в силу территориальной подсудности своих дел, де-факто превратился в структурное подразделение Следственного комитета, штампующее решения в его пользу чуть ли не конвейерным методом, но подавляющее большинство ходатайств обвиняемых оставляющее без удовлетворения вне зависимости от их позиции и содержания.

Интересно, как такой вывод сочетается с позицией президента Путина?

«В обществе должно быть уважение к решениям суда, и многое зависит от вашей открытости и профессионализма, – говорил судьям президент Владимир Путин в ходе Всероссийского совещания судей 2016 года. – К сожалению, с правовой культурой в нашем обществе не все благополучно». «Считаю, что нужно и дальше двигаться в сторону повышения ответственности судей и большей прозрачности судопроизводства», – отмечал президент в рамках прошлогоднего Петербургского международного экономического форума.

Еще раньше, в 2009 году президент Медведев открыто называл басманное правосудие «злом»:

«Если под «басманным правосудием» понимается принятие несправедливых решений, любым судом в самых разных местах нашей страны, то есть так называемых неправосудных решений, как говорят юристы, то это зло и с этим нужно бороться мерами юридического реагирования».

Читайте также:  Захар Прилепин: Победить мальчика

Вопрос в том, когда же эта борьба со «злом» войдет в победную фазу? И какими способами избавить наше правосудие от дефиниции «басманное»?

Возможно, судьям Басманного суда стоило бы выбрать какое-нибудь громкое дело и провести его образцово идеально, чтобы навсегда избавиться от сомнительного пятна на имидже, предлагают юристы.

Возможно, что и вся система российского правосудия нуждается в более четких правилах состязательности сторон — чтобы мнение защиты учитывалось никак не меньше позиций обвинения.

Возможно, что Басманный суд стоит переименовать еще раз, чтобы начать новую историю с чистого листа.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  58.71
 69.40
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
В «VIP-камеры» «Матросской тишины» начали сажать обычных подсудимых
Российский авторынок занял пятое место в Европе
Валютные махинации ЦБ
«Приговор системе»
Барин приехал! Председателя парламента Удмуртии теперь встречают стоя
Новости дня России и мира 2017 · © ·Все права защищены Наверх