Удивительный благотворитель из глубинки оказался в опале у власти


Между столицей и селом — большая социальная разница. Особенно тяжело приходится в глубинке инвалидам и малоимущим. По селу часто не ходит общественный транспорт, больницы находятся на отшибе, а чтобы добраться до ближайшей аптеки, надо вызывать такси.

Пять лет назад многодетный житель села Сеченово Нижегородской области Николай Сотников организовал у себя в районе частную социальную службу. На старенькой «Волге» он бесплатно возит стариков, инвалидов, многодетных в больницы, магазины, аптеки и церковь, доставляет им продукты и лекарства. А недавно один из столичных благотворителей перечислил ему деньги на микроавтобус, в салоне которого могут разместиться два инвалидных кресла.

Удивительно, но администрация села восприняла эту новость скептически, более того, выяснилось, что местные власти вообще не поддерживают начинания Николая Сотникова.

В ситуации разбирался спецкор «МК».


фото: facebook.com

«Я не в запасе, я на передовой»

Село Сеченово — настоящая глубинка, до Нижнего Новгорода 198 километров, до Саранска — 130, до Чебоксар — 170. Выбраться на «большую землю» — целая история. В районный центр из дальних деревень автобусы ходят редко. Само село довольно протяженное, но общественного транспорта никакого нет. Местным жителям приходится нанимать частников. А у неимущих, стариков и инвалидов надежда только на Колю Сотникова, который пять лет назад организовал частную социальную службу.

По капоту его старенькой «Волги» пущена надпись «Импульс добра», на бортах — трафареты: «Поможем людям с ограниченными возможностями» и «Социальный предприниматель». Тут же указан номер сотового телефона, который в районе многие знают наизусть.

Сотников возит многодетных, пенсионеров и инвалидов бесплатно. Его вызывают, когда нужно ехать в больницу, аптеку, церковь. Бывает, что набирают номер Николая, когда требуется передать банку парного молока для лежачего больного.

Организовать необычную службу его подтолкнула беда.

— Пять лет назад у моей трехлетней дочки Ярославы отказали ноги, — рассказывает Николай. — Ее срочно нужно было везти в больницу в Нижний Новгород, а денег не было. Я в то время был безработным, стоял на учете в центре занятости, а у жены на руках был новорожденный сын. Бросился в администрацию, услышал: «Такого фонда не предусмотрено». Даже «cкорая» отказывалась везти дочь в областной центр.

Помощь пришла от отца Иоанна, протоирея сеченовской церкви Владимирской иконы Божией Матери.

— Прихожане по просьбе батюшки собрали для нас 5 тысяч рублей. Эти деньги стали для нас настоящим спасением. К тому времени Ярослава уже неделю была обездвиженной. Мы смогли отвезти дочь в областную больницу, врачи поставили ее на ноги.

После случившегося чуда Николай решил помогать людям. Составил бизнес-план на получение государственной дотации, в центре занятости получил на развитие собственного проекта субсидию в 58 800 рублей. На эти деньги купил старенькую машину. Сразу решил, что такси будет необычное, знакомые ребята из мастерской помогли набить на машине трафарет — «социальное».


фото: facebook.com

Первые визитки он отвез в церковь, стал прихожан бесплатно после службы развозить по домам. Остальные пассажиры платили столько, сколько могли.

— Никогда не забуду, как ехал на машине и увидел на остановке, на выезде из Сеченова, многодетную семью, — рассказывает Николай. — У отца и матери на руках были маленькие дети, а рядом стояли еще двое ребятишек. По одежде было видно, что они очень бедные. Я остановился, предложил отвезти, куда надо. Они прямо отпрянули: «У нас нет денег». Говорю: «И не надо». Отвез их в Ильинку.

Одни в селе называют Николая блаженным, другие — Николаем-угодником.

Местные знают его как Колю Захарова. Его вырастил отчим. Отец Николая погиб в 1972 году, когда мальчику было два года. Проходя службу в Группе советских войск в Германии, он ценой собственной жизни спас людей, когда произошла утечка радиоактивного топлива. До дембеля ему оставалось три дня.

От отца Николай унаследовал не только почти двухметровый рост, но и активную жизненную позицию.

Еще в 7-м классе, когда в селе сгорел Дом культуры, молодежи негде было собираться, Николай составил письмо, собрал подписи и пошел с ним на прием в администрацию Сеченовского района. Заведующий отделом культуры, выслушав подростка, вручил ему ключи от музыкальной школы, сказав: «Иди, организовывай досуг молодежи». Коля с живостью включился в работу. А потом с ребятами они помогали строить танцплощадку.

После 8-го класса он пошел в местное СПТУ, получил специальность тракториста-машиниста. Во время срочной службы крутил «баранку» в управлении Генштаба в Москве. Хотел стать военным журналистом, после дембеля поехал поступать во Львовское высшее военно-политическое училище, но срезался на экзамене по математике.

— Меня тут же сосватали в органы МВД, — делится Николай. — В составе Нижегородского сводного отряда милиции попал в Чечню, где, говоря официальным языком, восстанавливали конституционный порядок, а на самом деле шла война.

Читайте также:  Социологи рассказали, сколько российских семей оказались на грани нищеты

Жители села Сеченово говорят, что Коля из Чечни вернулся другим.

— На войне все по-другому. Там другой мир. Те, кто бравировал и выставлял себя смельчаком, превращались в трусов и подлецов. А тихие и незаметные ребята становились героями, — объясняет Николай. — Мы базировались в Гудермесе, собирали пленных с позиций. Я был в группе сопровождения. Бывало, уезжали от базы на расстояние порядка 200 километров. Когда постоянно находишься между жизнью и смертью, все начинаешь воспринимать по-другому, саму жизнь и себя в ней.

По признанию Сотникова, вернувшись из командировки, он понял, что дальше не сможет работать в милиции. «Хорошо узнал систему изнутри», — бросает коротко.

В мирной жизни он остро ощущал любую несправедливость, его коробила мелочность мыслей обывателей. А между тем его брак начал трещать по швам…

Подавшись в Москву, Николай работал личным охранником. А потом вернулся в Сеченово с новой женой, дочкой и… с другой фамилией.

— Со своей второй женой мы познакомились по объявлению в газете. Лена написала: «Русская девушка из Азербайджана желает познакомиться…» А все знали, какая там после развала Союза была обстановка, русского могли убить только за то, что он русский. Вот и кинулся спасать… Во мне 197 см роста, и Лена была под стать — красавица ростом 180 см. Ее предки были кубанскими казаками. Когда расписывались, я взял фамилию жены, был Захаровым, стал Сотниковым, чтобы показать свою любовь к Лене.

«Чудик», «не от мира сего», отреагировали в Сеченове.

После дочери Эмилии в семье Сотниковых вскоре появилось еще трое детей.

Работу в сельской глубинке найти было сложно. Елена в свое время получила специальность маляра-штукатура. Бралась за заказы, которые попадались, занималась отделочными работами. Николай как мог подрабатывал. А потом организовал частную социальную службу.

«Номер машины совпадает с номером указа «Ни шагу назад»

Это столичные благотворительные фонды возглавляют именитые артисты, для сбора средств привлекают телеканалы, им помогают сотни волонтеров. О больных детях, кому удалось помочь, снимают ролики.

За частной социальной службой в нижегородской глубинке, селе Сеченово, стоит один-единственный человек, который имеет весьма скромный доход. Сам себя Николай Сотников называет социальным предпринимателем. Любит ввернуть фразу: «Я не в запасе, я на передовой». Проверяя оставшееся количество бензина, говорит: «Подсчитываю патроны… На завтрашний день должно хватить». И признается: «Ребята, погибшие в Чечне, всегда со мной. Все, что я делаю, я делаю в том числе и ради них. Они все время стоят у меня за спиной, не дают отступить назад».

Местные жители с удивлением отмечали, что летом, садясь за «баранку», Николай Сотников облачался в костюм, который обычно носят врачи в операционной. У него в машине была мобильная аптечка с лекарствами, которые требуются в экстренных случаях. Бывало, что у сеченовских медиков на «скорой» не находилось нужных препаратов, а у Сотникова они были.

Многие в селе Николая не понимали, все допытывались: «Если ты предприниматель, в чем твой корыстный интерес?», «Зачем тебе все это надо, если у самого порой в семье есть нечего?»


фото: facebook.com
Специализированный автомобиль скорой помощи — подарок столичного мецената.

— Я чувствую большую ответственность, которая лежит на мне… По совести, с Господом в душе, я помогаю людям, — объясняет Николай. — Номер моей машины 227 совпадает с номером указа Верховного главнокомандующего от 28 июля 1942 года «Ни шагу назад». Вот и я не отступаю. Если бы у меня было много денег, я бы построил приют для людей, которым некуда идти, кто не видит заботы, кому нечего есть, кто хочет домашнего очага и человеческого тепла. Для этого нужны большие деньги, я понимаю, что вряд ли они когда-нибудь у меня появятся. Поэтому работаю пока как неотложка…

Николай Сотников признается, что у него душа болит и за собственную семью, и за всех обездоленных в селе.

— Да, бывало, что вечером я не знал, чем утром буду кормить детей, — откровенничает Николай. — И тут — стук в дверь, стоят женщины с сумками продуктов, говорят: «Отец Иоанн благословил вам передать». Добро-то возвращается. Везу я, например, инвалида, он просит: давай зайдем домой, — и отсыпает мне ведро картошки. Я раньше отказывался, потом понял, что нельзя этого делать. Люди дают от души, у них наступает благодатное состояние. Или бабушку везу в церковь, она говорит: «Я поставлю за вашу семью свечку». Для меня важно знать, что мои близкие находятся под защитой.

Читайте также:  В СПЧ предложили "зеркально" ввести дактилоскопию

У Сотниковых четверо детей: 2,5 года, 6 лет, 9 и 15. Бюджет семьи строится из детских пособий, которые в сумме составляют 13,5 тысячи, глава семьи получает как ветеран боевых действий 2600 рублей плюс то, что удается Николаю заработать извозом. В то время как только за газ надо ежемесячно платить 4,5 тысячи рублей.

— У Сотникова семья живет очень бедно, дети порой в школу голодными приходят, мы для них не раз собирали средства, — говорит представитель Сеченовской администрации Марина Николаевна Ефремова. — Потом нам начали звонить журналисты, интересоваться, почему мы их семью не обеспечиваем картошкой. К ним домой выехали наши специалисты. Выяснилось, что у Сотниковых картошка в зиму оставалась невыкопанной под снегом.

— Это вина самой администрации, — парирует Николай. — Мы жили на Заречной улице, они вели там ремонтные работы. Взяли и пустили тяжелую технику по нашему огороду. Всю картошку нам тогда помяли — прикатали.

— Ее нельзя было выкопать?

— Попробуй ее достань, когда по картошке прошелся тяжелый гусеничный трактор.

Единственный теплый костюм Николая, в котором он ездит зимой, это армейская «Горка», деньги на который прислали благотворители. Другой зимней одежды у него нет.


фото: facebook.com
Чтобы собрать детям-инвалидам новогодние сладкие подарки, Николаю пришлось сдавать металлолом.

Зато, чтобы провести в этом году благотворительную акцию «Помоги детям встретить Новый год», он собрал металлолом, выручил 4 тысячи рублей, накупил на эти деньги конфет, пряников и печенья и собрал для детей-инвалидов 16 сладких подарков. К акции подключились столичные благотворители, прислали для ребятишек уникальных кукол и игрушки.

По признанию Николая, его дети вместе с женой помогали комплектовать сладкие подарки.


фото: facebook.com

Как относится к деятельности мужа сама Елена, нам выяснить не удалось. Жена Николая отказалась с нами говорить. Глава семьи объяснил это тем, что Лена выросла в Азербайджане, у нее соответствующий для местных женщин менталитет.

Но в селе злословят, что жену Сотников полностью подавил. Она слова поперек сказать ему не может. Бывало, что и из дома уходил. За защитой ей обратиться не к кому. Она пришлая, в Сеченове у нее нет никакой родни.

Любопытно, что Елене Сотниковой помогает первая жена Николая Марина. В селе говорят: «Жалеет ее и детей». Когда я прошу Марину рассказать о Николае и его благотворительной деятельности, она отрезает: «Я с ним давно не общаюсь».

Зато на Николая Сотникова не могут нарадоваться местные пенсионеры и те, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

Например, несколько дней назад его ночью подняла на ноги многодетная мать. Ребенку-инвалиду срочно нужно было купить дорогое лекарство. Денег у Николая не было, взял в аптеке в долг под свое имя.

— Как не помочь? У женщины на руках больной ребенок. Она стояла, плакала около машины. Взяв лекарства, она три раза перекрестилась, — говорит Николай.

Все предновогодние дни Николай, облачившись в костюм Деда Мороза, со Снегурочкой — волонтером Настей развозили подарки детям-инвалидам. А ехать порой приходилось в отдаленные деревни за 20–30 километров.

Многие из ребятишек страдали тяжелой формой ДЦП, одни из них выходили встречать гостей на костылях, другие были прикованы к кроватям и только робко улыбались.

— Сколько увидели, впитали боли родителей, которые растят ребенка-инвалида, — делится Николай. — Порой, выходя от лежачих ребятишек, плакали и я, 47-летний мужик, и десятиклассница Настя. Таким людям не столько нужны были дорогие подарки, сколько теплое отношение тех, кто живет рядом.

Услышав о водителе-благотворителе, один из столичных меценатов перечислил Николаю Сотникову деньги на специализированный автомобиль «скорой помощи». Машина не новая, но в отличном состоянии. Пригнав автомобиль в село, он первым делом освятил его в церкви, а на лобовое стекло прикрепил икону. Осталось найти деньги, чтобы поставить машину на учет.

«Мое социальное такси — партизанское»

Николай Сотников, как говорится, из породы неравнодушных. Узнав, что малообеспеченной семье нужно временное жилье на 2–3 месяца и есть пустующий дом, за аренду которого просят 5 тысяч в месяц, он разместил у себя на страничке в соцсети объявление с просьбой о помощи. А во время нашего разговора попросил рассказать об инвалиде-колясочнике, 51-летнем Олеге, у которого рассеянный склероз. Мужчине требуется подъемник, чтобы он мог мыться в ванной.


фото: facebook.com

Официально Николай Сотников уже 5 лет числится частным предпринимателем. Каждый год ему нужно платить налог порядка 20 тысяч рублей. Но денег на это у него нет.

Читайте также:  Роскомнадзор уничтожит живодёров

— Мое социальное такси — партизанское, — признается Николай. — Я государству уже должен около 150 тысяч рублей. Мне просто не с чего платить налог, я свою семью кормлю, мы еле-еле сводим концы с концами. Во всех магазинах я в списках должников. Беру продукты и для своей семьи, и чтобы людям помочь. Мне нужен хороший юрист, который бы помог оформить мою деятельность как частную социальную службу.

В соцсети на его страничке пользователи оставляют отзывы: «Вот с пользой живет человек! Храни Бог! Пример многим для подражания, человеку плохо, а он помолится и идет вперед!» «Николай, вы наш герой!» «Как здорово, что есть такие люди на земле! Как жаль, что их так мало».

Николай Сотников стал героем программы «Золотой человек» на «Авторадио». Ведущий Алексей Лысенков приезжал в Сеченово, чтобы вручить Николаю соответствующую статуэтку. А местная газета ни словом не обмолвилась о «золотом человеке». Да и в администрации Николая Сотникова не жалуют.

— Приведу один пример, а вы нас сами рассудите, — говорит Николай. — Одной многодетной семье собирались за неуплату отключить газ. И это накануне зимы. Раз дом неотапливаемый, у них собирались забрать и детей. Я попросил на своей странице в соцсети людей помочь. Общими усилиями за два дня мы собрали для этой семьи 18 тысяч рублей. Им к тому времени уже перекрыли вентиль. А после погашения долга включили газ. Это своеобразный шлепок для администрации. Они ничего сделать не смогли, а тут простой человек берет и исправляет ситуацию.

Провести новогоднюю акцию Николаю Сотникову помогали люди со всей России, а местная администрация, по рассказам Николая, отказалась даже предоставить списки инвалидов. «Я сам размещал объявления, просил людей присылать мне эсэмэс с адресами, где живут инвалиды», — делится Сотников.

— Это конфиденциальная информация, — объясняет, в свою очередь, ситуацию представитель администрации Сеченовского района Марина Николаевна Ефремова. — Эти списки есть в соцзащите, но они не имеют права их разглашать. Мало ли, как ими могут распорядиться. Сотников не врач и не социальный работник. И поверьте, не каждая семья хочет, чтобы все знали, что у них растет ребенок-инвалид. Мы тоже однажды попались. Была декада инвалидов, мы купили детям подарки и стали их развозить. Были родители, которые не одобрили эту акцию, оказывается, они тщательно скрывали, что у их ребенка инвалидность.

Администрация Сеченовского района от Сотникова устала. Он постоянно строчит всевозможные письма, отправляет послания то президенту, то губернатору, то Жириновскому…

— То, чем занимается Сотников, это волонтерство, и такого понятия, как «частная социальная помощь», не существует, — говорит Марина Ефремова. — Мы постоянно видим его то сидящим, то спящим в машине на площади перед администрацией. При желании он мог бы устроиться на работу. Мы предлагали ему разные варианты. В частности, набирали людей в ЖКХ. Но разве он пойдет на 10–12 тысяч рублей в месяц?! А другой работы у нас нет.

Я думаю, его просто устраивает такой образ жизни. Перед Новым годом он провел акцию, развез детям-инвалидам подарки. Кому только об этом не рассказал!.. Получил «Газель», уже сегодня на этой машине висит объявление: «Осуществляю частные грузоперевозки».

За Сотникова заступаются односельчане: «Район наш дотационный. В местном детском доме, например, не хватает средств на памперсы, не говоря уже о текущих расходах. Нет возможности купить кран на батарею отопления, который стоит 200 рублей. Не нашлось и денег на бензин, чтобы ребятишки съездили на елку. Помогли добрые люди, но никак не местные власти.

Старики, инвалиды, многодетные, которым помогает Николай, действительно очень нуждаются. По селу не ходит транспорт, а протяженность Сеченова не маленькая, здоровому человеку тяжело дойти, например, до аптеки. Вот все и обращаются к Николаю, а некоторые недобросовестные еще и используют его, зная, что не откажет».

Представитель администрации Марина Ефремова соглашается: «Наверное, у Сотникова есть своя правда, но я ее понять не могу».

Легко быть благотворителем, безвозмездно отдавать то, что нужно другим, когда сам не беден и это никак не повлияет на твое благополучие и твоих близких. И совсем другое дело, когда отдаешь последнее, обделяя собственных детей, когда у самого порой не остается сменной одежды.

Такой вот получился противоречивый образ у сельского жертвователя и филантропа. Одни смотрят на него с подозрением, другие, наоборот, с большим доверием. Но он очень нужен сотне инвалидов, стариков и многодетных. Больше им надеяться в сельской глубинке не на кого.


Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Курсы валют
Курс ЦБ
$  59.23
 69.80
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Роспотребнадзор нашел генномодифицированную сою в американской лапше
Названы самые ожидаемые автомобильные новинки этой зимы
Российские ученые придумали, как победить артрит и рассеянный склероз
Ares сообщил о начале выпуска суперкара Panther
Великобритания хуже Ирландии?
Новости дня России и мира 2017 · © ·Все права защищены Наверх