Запад превратил Россию в финансовую колонию со слабым рублем


Новости дня России и мира
4 Март 2019
Политика

Американские профессора о том, как российская верхушка уничтожает свою экономику и предает Донбасс

Рейтинг одобрения Путина высок, но за последний год он снизился. Это снижение, в основном, связано с внутренней политикой. Очевидно, что общественность воспринимает текущую экономическую политику Кремля как продолжение катастрофической политики, которую Вашингтон навязал России в 1990-х годах, когда Россия была нагружена внешним долгом, а государственные активы были приватизированы и разграблены спонсируемыми Западом олигархами, которые «обогащались наличкой», продавая активы иностранцам.

Рейтинг одобрения Путина и правительства упал в ответ на недавнее повышение пенсионного возраста и налога на добавленную стоимость. Первое подняло обеспокоенность по поводу пенсионного обеспечения и напомнило россиянам о коллапсе потсоветской пенсионной системы. Последнее сократило располагаемые потребительские доходы, а также снизило потребительский спрос и темпы экономического роста. Эта политика представляет собой «режим жесткой экономии», навязанный населению страны, а не иностранным кредиторам, и отражает неолиберальное мнение о том, что жесткая экономия ведет к процветанию.

В России наблюдается отток капитала из-за погашения российским частным сектором кредитов западным кредиторам. С начала 1990-х годов в России наблюдался ежегодный отток капитала в размере более 25 миллиардов долларов США, который накопился на сумму, превышающую триллион долларов. Эти деньги могли быть вложены в саму Россию для повышения производительности и уровня жизни ее граждан. Отток оказывает давление на рубль, а выплаты по процентам выводят деньги из страны — прочь от использования в России же. Если бы не эти оттоки, то стоимость рубля и зарплаты в России были бы выше.

Американские санкции дают русским все основания, чтобы не возвращать свои внешние займы. И все же русские продолжают разрешать иностранцам самих же себя эксплуатировать, поскольку неолиберальные экономисты говорят им, что альтернативы этому нет.

Экономические проблемы России связаны с разграблением страны в годы Ельцина, навязыванием американцами неолиберальной экономики и финансиализации экономики в результате приватизации.

Российский фондовый рынок стал любимцем Запада в середине 1990-х годов, поскольку недооцененная добыча полезных ископаемых, нефть и инфраструктура были проданы иностранцам за небольшую часть их совокупной стоимости. Таким образом, российские потоки поступления доходов были переданы за границу вместо того, чтобы сохранить эти доходы для инвестирования в саму Россию. По сути, россиянам сказали, что способ обогащения их страны состоит в том, чтобы позволить клептократам, олигархам и их американским и британским биржевым маклерам зарабатывать сотни миллиардов долларов путем приватизации российского общественного достояния.

Вашингтон воспользовался бестолковым и легковерным правительством Ельцина, чтобы нанести России как можно больший политический и экономический ущерб. Страна была разорвана на куски. Исторические части России, такие как Украина, были выделены в отдельные страны. Вашингтон даже настаивал на том, что Крым, долгое время бывший частью России, где находились незамерзающие порты, при расчленении Советского Союза был оставлен Украине.

Народные сбережения (так называемый «навес») были уничтожены гиперинфляцией. Приватизация не сопровождалась новыми инвестициями. Экономика подверглась не индустриализации, а финансииализации. Доходы от приватизации были депонированы российским правительством в частных банках, где эти деньги были использованы для того, чтобы приватизировать еще большее количество российских активов. Таким образом, банковская система служила для финансирования передачи права собственности, а не для финансирования новых инвестиций. При этом вырученные средства были переведены за границу. Россия была превращена в финансовую колонию, в которой находившиеся «на верхушке горы» проконсулы создавали богатство для себя.

Сегодня приватизация продолжается в фактической приватизации государственных активов — таких, как взимание платы за использование федеральных автомагистралей. Поскольку мозги российских профессиональных экономистов были промыты американцами, то страна лишилась экономического руководства.

Мы неоднократно указывали на то, что России бессмысленно брать на себя долги, занимая за рубежом средства для финансирования инвестиций. Русским «продали товарный чек», на который центральный банк не может эмитировать рубли, если только эти рубли не обеспечены долларами. Следование этому совету не позволило России использовать собственный центральный банк для финансирования государственных инфраструктурных и частных инвестиционных проектов путем выпуска рублей. Другими словами, это все равно, что у России вообще нет своего центробанка.

Видимо, российские экономисты не понимают, что Россия не тратит заемные иностранные валюты внутри России. Если Россия берет иностранный кредит, то заемные деньги идут в резервы центрального банка. Центральный банк затем выдает рублевый эквивалент, который будет потрачен на проект, и стоимость проекта возрастает за счет бессмысленного процента, выплачиваемого иностранному кредитору.

Насколько мы можем судить, у Института экономики Российской академии наук мозги настолько промыты неолиберальной экономикой (economics), что умы сотрудников этого учреждения закрыты для понимания правильной политики. Неудача российского экономического руководства влечет за собой еще большие издержки для российской экономики, чем санкции со стороны Вашингтона.

 

Интеллектуальное лидерство (в России — С.Д.) слабо, и многие представители интеллектуального класса предпочитают интеграцию с Западом, а не с Востоком. Быть частью Запада было важной целью со времен Петра Первого и Екатерины Великой, и русские атлантисты-интеграторы никак не могут расстаться с этой древней целью. Но эта цель более не имеет смысла. Мало того, что это подразумевает вассальную зависимость России по отношению к Западу, но и Европа больше уже не является центром силы. Восток растет, а Китай является центром. И так будет до тех пор, пока китайцы не уничтожат себя, скопировав неолиберальную политику Запада по финансированию экономики.

Хотя Путин является лидером и понимает цели России, многие чиновники используют свои должности не для служения России, а для служения собственному богатству, большая часть которого находится за границей. Коррупция и расхищения, похоже, являются целью многих должностных лиц. Скандалы изобилуют среди членов правительства и плохо отражаются на (имидже — С.Д.) Путина и Медведева.

Популярность российской власти была на пике, когда власть показала, что у нее есть интеллект и желание реинкорпорировать Крым в состав России. Однако российская власть, в надежде успокоить Вашингтон и Европу, отказалось от просьб реинкорпорировать Луганскую и Донецкую республики в состав России. Российские националисты (термин, принятый в США и, практически, тождественный понятию «патриот» — С.Д.) — большинство населения — сочли это преклонением перед Западом. Более того, это решение российской власти привело к продолжению военного нападения Украины на сепаратистские республики и к вооружению Украины Западом. Вместо того, чтобы действовать решительно, российская власть дала возможность продолжить конфликт, который может быть использован Вашингтоном. Русские люди понимают это, даже если власть этого не понимает.

Не проявляя твердости, российская власть поощряет функционирование системы «дружественных олигархов», которые хотят пользоваться властью в своих узкокорыстных интересах. Их интересы состоят в участии в системе разграбления Западом. Эта система известна как «глобализм». Эти клиентские элиты Запада выступают против могучего российского государства, которое может утвердиться на мировой арене и предложить политику, альтернативную политике грабежа Запада. Влияние этой узкой группы интересов на политику власти указывает на то, что российская власть находится под угрозой.

Путин пытается вырваться из-под контроля Запада, направив экономическую ориентацию России на Восток. Американские санкции помогают его усилиям. Но Россия в слишком высокой степени остается погрязшей в западной системе. Это делает ее уязвимой для санкций. Положение дел меняется слишком медленно.

Комментаторы обсуждают различные аспекты трудностей и превращения России в державу, обладающую какими-то позициями и на Западе, и Востоке. То, что остается непризнанным, так это то, что экономическая политика России ограничена — и, действительно, ограничена — неолиберальным «промыванием мозгов», которое американцы устроили российским экономистам в 1990-х годах. Следовательно, Россия ослаблена той экономической политикой, которая поощряет приватизацию и владение активов иностранным капиталом. Россия ослаблена финансиализацией экономической ренты, то есть потоков поступления таких доходов, которые возникают не в результате продуктивных инвестиций, а в результате таких факторов, как местоположение и рост стоимости благодаря наличию общественной инфраструктуры, например, дороги, проложенной через чью-то землю. В финансиализированной экономике кредит используется для передачи прав собственности, а не для финансирования строительства новых заводов, приобретения оборудования и развития инфраструктуры.

Российская власть и банковская система слепы в отношении того факта, что российские инфраструктурные проекты и частные инвестиции на самом деле никак не зависят от заимствования долларов за границей. Как не зависят они и от приобретения долларов путем продажи российских активов иностранцам. Инфраструктурные проекты могут финансироваться путем создания рубля российским центральным банком. Деньги, которые идут в производственные проекты, которые увеличивают выпуск продукции, не являются инфляционными. Вообще говоря, такие проекты снижают затраты.

Чтобы добиться успеха, Россия нуждается в экономическом переобучении. России необходима власть, укорененная в российском национализме, та, которая более жесткими, чем сейчас, ответами отбивает у Запада охоту к провокациям.

Мы считаем, что западный мир, да и вся жизнь на Земле, заинтересованы в том, чтобы Россия была слишком сильной для того, чтобы на нее можно было нападать или чтобы ее можно было провоцировать. Сильная Россия — единственный способ сдержать агрессию Запада, которая ведет к ядерной войне.

Авторы: Пол Крэг Робертс (Paul Craig Roberts), доктор экономических наук, бывший заместитель министра финансов США по экономической политике в администрации Рональда Рейгана. Работал редактором и обозревателем газеты «Уолл-стрит-джорнел», журнала «Businessweek» и информационного агентства «Scripps Howard News Service». В своё время был автором постоянной колонки в газете «The Washington Times». Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.

Майкл Хадсон (Michael Hudson) — американский экономист, профессор экономики Университета Миссури в Канзас-Сити и научный сотрудник Экономического института Леви при Бардколледже, бывший аналитик Уолл-стрит, политический консультант, комментатор и журналист.

Публикуется с разрешения автора.

Перевод Сергея Духанова.

Новости политики: Эксперт: экономический ущерб от санкций для России не велик

 


 Курсы валют
Курс ЦБ
$  64.35
 71.05
 Новости партнеров
Loading...
Свежие записи
Почему феминистки симулируют
Алексей Гончарук: «Я работаю на вас!»
Людям с синдромом человека-спойлера нужно заклеить рты
Вскрылась наглая ложь о докторской степени премьер-министра Гончарука
Нам снова бросили «вызов»
Новости дня России и мира 2019 · © ·Все права защищены Наверх